Управление Ростехнадзора по Калужской области

Сжигание ценою жизни?


Мировая практика использования ТБО и возможности в России

Сегодня точный объем производимых в мире отходов не знает никто. По общим оценкам, эта цифра превышает 100 млрд. тонн (включая отходы производства). Только в 2010 году объемы ТБО составили более 1 млрд. тонн. Лидируют США и страны Евросоюза.

Как поступают с отходами в мире

Во всем мире отказываются от строительства мусоросжигательных заводов (МСЗ) и увеличивают объем перерабатываемых ТБО. Так, в США ввод в эксплуатацию новых мусоросжигательных заводов запрещен с 1995 года, и постепенно уменьшается их число. Несмотря на то, что начиная с 80-х годов Европа находится в плену мусоросжигающих заводов, которые трудно закрыть по причинам, описанным ниже, объем переработанных отходов увеличивается год от года. Так, в 1997-2008 годах ЕС (27 стран) увеличил объем утилизации ТБО на 52 % - с 27% до 41% от общего объема образуемых ТБО. В Бельгии этот показатель достиг 61,5 %, в Германии - 66,3 %, в Голландии - 66,2% (по данным Евростата).

Однако лучшим примером в мире может служить ситуация в Южной Корее. В этой стране от открытого захоронения на полигонах и от сжигания мусора отказались уже в середине 90-х годов. Там реализуется государственная программа, направленная на обеспечение раздельного сбора ТБО, вплоть до полной их утилизации. Если в 1990 году в стране перерабатывалось только 7,9% отходов, в 2003 году - 45,2%, то уже в 2009-м - около 70%.

С 2004 года в Южной Корее принято 39 законов в области охраны окружающей среды и обращения с отходами, созданы два профильных института.

Основной инструмент - государственное регулирование. В частности, взимается плата с жилищно-коммунальных компаний в зависимости от объема мусора, идущего на захоронение и переработку. Как следствие, ЖКХ само стимулирует жителей к сортировке отходов. С 2005 года запрещено захоронение пищевых отходов - используется только переработка в корма для животных и удобрения. Правительство Кореи преобразовало полигон Nanjido, который служил для размещения 92 млн. м3 бытовых отходов Сеула в течение 15 лет (с 1978 года), в открытый экологический парк.

 

В России

В России на данный момент всего лишь пять действующих мусороперера-батывающих заводов, в том числе два в Санкт-Петербурге. И в целом отсутствует политика по обращению с отходами. Поэтому в нашей стране формируются даже не полигоны по захоронению ТБО, где обеспечена полная изоляция отходов от грунтовых вод, идет сбор биогаза и т.д., а есть просто свалки мусора. В то же время ведется жесткая дискусия и не выделяются при хранении отходов на свалках.

Кроме того, ни в одном проекте МСЗ не рассматривается реальная обстановка при рутинной, ежедневной работе завода, проектировщики исходят из теоретических предпосылок по составу мусора, по технологии горения, по очистке. В действительности все происходит гораздо хуже, чем предполагается в проекте, - разделение мусора далеко не полное, технология горения далека от идеальной, система очистки совершенно не соответствует заявленным результатам.

Ни в одном проекте мусоросжигательного завода не приводятся сравнительные данные о состоянии здоровья работников МСЗ и населения, проживающего в зоне его воздействия, и не даются доказательства того, что работа предприятия не повлечет за собой отрицательных последствий для здоровья сотрудников и проживающего населения.

Анализ данных Всемирной организации здравоохранения показывает, что заболеваемость раком коррелируется с количеством МСЗ. Например, в странах, где давно начали строить МСЗ (в Австрии, Германии, Великобритании и других), в последние годы отмечается высокая и неуклонно растущая заболеваемость раком, а также существенное снижение продолжительности здорового периода жизни. В Москве и Санкт-Петербурге, где уже работают мусоросжигательные заводы (в Санкт-Петербурге это три завода по сжиганию илового осадка от очистных сооружений), вклад сжигающих технологий в загрязнение воздушной среды, несомненно, дает о себе знать на фоне высокого уровня загрязнений от автомобильного транспорта. Динамика заболеваемости населения показывает опережающий рост в таких классах болезней, как новообразования, органов дыхания, пищеварения. Растет количество врожденных аномалий.

Таким образом, вместо одной проблемы, проблемы мусора, возникло несколько новых - загрязнение всех сред (воздушной, водной, почв) крайне опасными продуктами сгорания; рост заболеваемости; серьезный экономический перекос бюджетов по статье расходов на охрану окружающей среды; заметное торможение развития технологий по вторичному использованию и утилизации отходов. К тому же, опыт эксплуатации МСЗ обнаружил то, о чем явно не знали, принимая решения об их строительстве: выбросы от заводов соизмеримы по объему с выбросами от главного источника загрязнения воздуха - автотранспорта. То есть МСЗ, по сути, свели на нет титанические усилия по снижению токсичности автомобильных выхлопов в тех местах, где действуют мусоросжигательные заводы.

Закрыть однажды построенные заводы по сжиганию мусора довольно сложно по нескольким причинам.

Во-первых, это всегда большие инвестиции. Так, в Санкт-Петербурге предполагаемая стоимость МСЗ составляет около 300 млн. долларов. А для обеспечения возврата инвестиций, по условиям конкурса, правительство Санкт-Петербурга должно было бы брать на себя обязательства не снижать количество отходов в течение не менее 25 лет. Повысилась бы и плата за утилизацию ТБО. Фактически город брал бы на себя обязательства по загрязнению окружающей среды на длительный срок за свои же деньги.

Во-вторых, МСЗ обеспечивают некоторое число рабочих мест, хотя те же люди могли бы быть заняты в более экологически безопасном производстве, нежели планомерное загрязнение окружающей среды. Тем не менее предоставить рабочим МСЗ другие рабочие места моментально - довольно сложно при современном уровне безработицы.

В-третьих, МСЗ обеспечивает небольшой объем якобы «полезной» энергии, которую вырабатывает из сжигаемых отходов как побочный продукт. Несмотря на то, что эта энергия самая экологически «грязная» среди существующих альтернатив, в Европе, где наблюдается дефицит энергоносителей, от нее сложно отказаться.

Захоронение

Захоронение на полигонах - временная мера, так как в отходах заключено большое число потенциальных ресурсов, которые превращаются в полигоне в загрязнители и проникают из отходов в почву и грунтовые воды. Уже не говоря о том, что под эти цели изымается земля, которая постепенно становится все дороже и дороже.

Вторичное использование

Объемы вторичного использования ТБО возрастают сегодня во всех странах, даже там, где существует развитая система мусоросжигания (как, например, в Австрии). Вторичное использование отходов ведет к уменьшению, а точнее, почти к полному исключению загрязнения окружающей среды. А также обеспечивает ресурсосбережение, то есть все то, что не дает сжигание отходов. Наоборот, при сжигании происходит повышенное загрязнение окружающей среды и потеря вторичного сырья.

В России сегодня нет ни одного коммерчески успешного проекта по сбору и переработке отходов с использованием западных технологий. В Москве, когда активно стимулировали развитие сбора вторсырья, оставшиеся отходы потеряли теплотворную способность, которая обеспечивалась присутствием пластиков, являющихся основным источником диоксинов при горении, и макулатуры, которая содержит различные краски, а также часто ламинирована, что при сжигании тоже дает широкий спектр загрязнителей. Последовал вывод: собирать макулатуру вредно.

В мире признано, что захоронении сжигание отходов - тупиковые технологии. Это, безусловно, не значит, что они не развиваются и не используются в настоящее время. Другой вопрос: насколько осознанны и продвигаются в той или иной стране идеи необходимости возвращения в производственный и биологический циклы тех материалов, к которым мы относимся как к отходам.