Управление Ростехнадзора по Калужской области

Современные проблемы стандартизации в научных и образовательных задачах высшей школы


Революция была неоправданна.

Сложность обсуждаемой проблемы определяется тем, что обе упомянутые сферы (образование и техническое регулирование) находятся в высокодинамичном состоянии и подвергаются глубоким преобразованиям.

Вектор обоих преобразований – стремление к гармонизации с международными и европейскими практикой и традициями. Естественно, что на этом пути возникают сложности и издержки.

Это вполне объяснимо, так как на этом пути необходимо сохранить лучшие традиции российской (советской) высшей школы и отечественной стандартизации, накопленные за десятилетия, что весьма проблематично при нынешнем стремлении к кардинальным преобразованиям.

Итак, каков существующий кадровый потенциал стандартизации, кто готовит специалистов в высшей школе? Свыше100 вузов России лицензированы в области подготовки специалистов по управлению качеством, стандартизации, сертификации и метрологии. С учетом модуля (20 выпускников в группе) ежегодный потенциал – около 2 000 человек. Из шести нефтегазовых вузов в трех имеются выпускающие кафедры – это около 60 специалистов.

Учитывая переход на многоуровневую систему подготовки выпускников высшей школы, можно достаточно уверенно предположить, что ежегодное пополнение резерва специалистов – это около 60 бакалавров и 15 магистров. (Начиная с 2011 года привычные для высшей школы инженеры выпускаться не будут.)

Теперь относительно подготовки специалистов высшей квалификации, то есть кандидатов и докторов наук (в основном через аспирантуру и докторантуру). Всего в Реестре ВАКа зарегистрировано 11 Диссертационных советов с правом приема работ по стандартизации и сертификации в различных направлениях экономики. Но лишь один Диссертационный совет нефтегазового профиля, лицензированный на подготовку кандидатов и докторов наук в области стандартизации и сертификации (РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, председатель Совета – проф., д.т.н. Кершенбаум В. Я.). Как свидетельствует опыт, «производительность» (если это определение уместно) Совета – 5–6 кандидатских и 1–2 докторских диссертации в год. Подведем итоги этого статистического экскурса: ежегодно в НГК страны «вливаются» 50–60 бакалавров, 12–15 магистров, 5–6 кандидатов и 1–2 доктора технических наук.

Нам могут возразить, что готовить специалистов разного уровня для НГК могут не только образовательные структуры нефтегазового профиля. В какой-то мере это так, но, как показывает практика, знание нефтегазовой специфики при подготовке специалиста по стандартизации, который будет трудиться в сфере НГК, является не только желательным, но и просто необходимым. Уместно вспомнить красноречивые примеры профессиональной некомпетентности функционеров (в том числе достаточно высокого уровня) в различных секторах экономики страны, обусловленной, наряду с прочим, отсутствием необходимого базового образования. Не нами сказано, что «сапоги должен тачать сапожник».

Переподготовка специалистов и обучение экспертов по стандартизации и сертификации осуществляются через Академию метрологии, стандартизации и сертификации при Росстандарте (ректор – проф., д.т.н. Панкина Г. В.). Заметим, что согласно своему образовательному уровню и специфике подготовки бакалавры не в состоянии полноценно заниматься творческой деятельностью. Эта образовательная ступень по своему замыслу обеспечивает различные секторы экономики «вспомогательным» персоналом. До настоящего времени не сформировано убедительное представление о целевой функции этого уровня подготовки, что вызывает естественные проблемы при трудоустройстве бакалавров на предприятиях НГК.

Таким образом, 20–25 специалистов, формально подготовленных к креативной деятельности, – это тот ежегодный потенциал, на который реально может рассчитывать нефтегазовый комплекс. Данной цифры не просто недостаточно, это убийственно мало для области знаний, переживающей этап коренной перестройки.

Проблемы этого этапа хорошо известны специалистам. Перечислим лишь основные из них, генезис которых складывался десятилетиями.

Во-первых, ущербное финансирование сферы стандартизации, обусловившее отток специалистов, развитие тенденции старения основных фондов стандартов и продолжающегося отставания от работ, проводимых международными и региональными организациями (ИСО/CEN). Напомним, что уровень гармонизации российских и международных стандартов на технологическое оборудование составляет 11% против 70–80% у США и стран ЕС.

Во-вторых, несовершенство современной правовой базы стандартизации и внятной налоговой политики, не способствующее эффективному участию бизнеса в обсуждаемой сфере. Все большее внимание бизнес-сообщества ориентируется на создание корпоративных структур в противовес национальным и международным. Это противоречит тенденциям развития стандартизации в странах с развитой энергетикой.

В-третьих, отсутствие современной политики в области стандартизации, что является одним из следствий патологической слабости и несовершенства промышленной политики страны.

В-четвертых, слабость и непрофессиональность закона о техническом регулировании, исправить который не в состоянии ежегодные дополнения и изменения. Нам предстоит разработать и внедрить новые изменения к закону о техническом регулировании, разработать и ввести в действие закон о стандартизации, подготовить поправки к Налоговому кодексу.

В-пятых, объективно меняющаяся ситуация в НГК, связанная с переходом и подготовкой к эксплуатации нетрадиционных месторождений углеводородов, что потребует разработки принципиально новых стандартов, аналоги которых зачастую отсутствуют в международной практике.

И это далеко не полный перечень основных проблем, с которыми приходится сталкиваться специалистам по стандартизации. Критика в адрес ситуации в этой сфере звучит не только из уст специалистов-профессионалов, даже руководители государства громко и довольно раздраженно говорят о последствиях закона о техническом регулировании, называя его «дурацким» и предлагая попросту отменить его. Мы во многом разделяем эти негативные оценки, полагая, что уместно было бы в этом контексте вспомнить об истории появления данного закона, который, по сути, является примером непрофессионализма в нормотворчестве.

Сегодня мы воспринимаем решения о возможности прямого использования зарубежных и международных стандартов в ряде проектов как прогрессивный шаг. Наверное, это так. Но тогда стоило ли «огород городить», разрушать десятилетиями сложившуюся традицию русской (советской, российской) школы стандартизации, формировать неясный закон о техническом регулировании, исправлять его, словом, преодолевать препятствия, сотворенные нами же?

Обвинения в адрес ГОСТов в рутинной обязательности исполнения, как одной из основных причин, обусловивших необходимость упразднения старых норм, явно несостоятельны. В самом деле, исправить ситуацию можно было бы эволюционным, а не революционным (если не сказать, разрушительным) путем.

Закон о техническом регулировании продолжает демонстрировать свою бесплодность, обусловливая, как уже отмечалось, необходимость последующих изменений практически каждый год, необходимость формирования новых законов (в частности, закона о стандартизации). Уместно заметить, что свою основную функцию – гармонизацию с зарубежной и международной практикой –закон о техническом регулировании не выполнил.

Предлагаемая сегодня мера о прямом использовании зарубежных и международных нормативных документов носит, бесспорно, компромиссный характер и должна восприниматься специалистами как вынужденная мера. Естественно, в условиях глобализации сближение подходов к формированию нормативной базы – оправданно и продуктивно. Но прямое копирование зарубежных стандартов и спецификаций – далеко не лучший путь к гармонизации.

Нам, в качестве примера эффективной стандартизации, приводят Китай, который в ближайшие годы полностью переходит на международные стандарты. Однако Китай, не в обиду будет сказано нашему великому соседу, никогда не обладал собственной национальной школой стандартизации, и ему по большому счету не особо важно было, переходить ли на ГОСТы 50 лет назад или на ИСО сегодня. Своего-то, собственно, ничего не было. Иное дело – Россия с ее хорошо известной всему миру системой национальной стандартизации, явившейся одним из мощных столпов индустриализации, сделавшей нашу страну одним из ведущих государств мира. Пренебрегать отечественным опытом нельзя ни в коем случае, это стратегическая ошибка, и гармонизация ни в коей мере не должна стать синонимом забвения собственных достижений.

Где же место науки и образования в современном мире российской стандартизации? За годы преобразований, по существу, разрушены не только институты, но и специализированные подразделения, ориентированные на креативную деятельность в сфере стандартизации. Сегодня в федеральной программе технического регулирования необходимо формирование мощного раздела научного обоснования нормотворчества, создание убедительной доказательной научной базы составления стандартов нового поколения.

Без малого два десятилетия мне приходится заниматься научными и образовательными проблемами стандартизации в НГК, многие хорошо знают меня как научного руководителя проблемы сравнительной стандартизации и главного редактора сорокатомной Международной энциклопедии (к слову сказать, ставшей библиографической редкостью).

Могу с уверенностью сказать, что подробное и тщательное сопоставление советских (российских), зарубежных и международных стандартов в самых разных отраслях индустрии показало высочайший интеллектуальный потенциал отечественной практики стандартизации, которую, повторяю, нельзя предавать забвению.

Итак, продолжая мысль о научном подходе к стандартизации в сфере НГК, отметим, что сегодня необходима комплексная программа «Разработка научных основ национальной стандартизации в НГК» с совместным государственным и бизнес-финансированием. Несмотря на кажущуюся нереальность данной задачи, игнорирование научно обоснованных подходов к формированию национальной базы стандартизации нового поколения приведет к схоластическому повторению ошибок наших зарубежных коллег.

Приведу лишь несколько примеров. На кафедре, которой я имею честь руководить, на протяжении ряда лет на энтузиазме, без какого-либо финансирования, в инициативном порядке в программе подготовки диссертационных работ осуществлялись сравнительные исследования нормативных документов (читай стандартов) разных стран в области различных видов нефтегазового оборудования. Смею заверить, что спецификации API и стандарты ISO на отдельные виды оборудования (в частности, буровые установки, буровые долота, райзеры и прочее) далеко не совершенны и не могут считаться образцами для прямого копирования. Мы доказали, что лишь творческий симбиоз отечественных, зарубежных и международных документов может послужить основой российских национальных стандартов нового поколения.

Несколько слов о сфере образования в области стандартизации в НГК. Не вызывает сомнений, что количественная компонента потенциала выпускников в этой части не может считаться удовлетворительной. Необходимо создание выпускающих кафедр по стандартизации и сертификации во всех нефтегазовых вузах страны.v