Управление Ростехнадзора по Калужской области

О государственном строительном надзоре на объектах горных работ


Горностроительные парадоксы

Александр ВИШНЯКОВ,

главный государственный инспектор отдела государственного строительного и металлургического надзора по Челябинской области Уральского управления Ростехнадзора.

Развитие горного дела относится к числу приоритетных государственных задач. Подземные богатства были и остаются сегодня основой экономической безопасности России и благополучия населения, поэтому вполне закономерно то, что освоение минеральных ресурсов не может происходить без государственного регулирования, которое должно касаться не только промышленной разработки месторождений, но и их геологического освоения и, конечно же, – системы безопасности при пользовании недрами.

Начало любой разработки природных ресурсов определяется нормативными документами как строительство, а значит, оно должно иметь итоговый результат в виде законченного объекта, имеющего неразрывную связь с землей и выполняющего заданные функции в течение определенного временного промежутка в неизменном виде.

Рассматривая комплексы добычи полезных ископаемых, мы, в некоторых случаях, не увидим такого объекта, так как, к примеру, завершением строительства открытых горных разработок является рекультивация плодородного слоя и восстановление растительности.

При возведении некоторых объектов при желании все же можно выделить определенные этапы, позволяющие их классифицировать как окончание строительства. Например, создание карьера предусматривает вскрытие и нарезку уступов по залежи при опережающей их отработке в покрывающих вскрышных породах, сооружение подъездных транспортных коммуникаций, производственных и жилых зданий. Завершение этих работ обеспечит некоторое выполнение заданных функций, но его дальнейшая эксплуатация заключается в поступательном изменении основных параметров – площади, глубины, объема, что уже не позволяет рассматривать карьер как объект капитального строительства.

Существуют и такие виды горной деятельности, которые вообще не содержат завершаемых этапов и заключаются в непрерывной разработке траншей с последовательным восстановлением выработок и переносом вспомогательных сооружений (например, освоение глиняных месторождений). Однако проектная документация проходит государственную экспертизу в установленном законодательством о градостроительной деятельности порядке, по окончании которой выдается разрешение на строительство. Возникает вопрос – как будет выдаваться разрешение на ввод объекта в эксплуатацию?

Рассматривая такие «стройки» с точки зрения градостроительного законодательства, приходим к выводу, что невозможно в принципе выполнить порядок осуществления контролирующих функций. Постановление № 54 «Об осуществлении государственного строительного надзора в РФ» от 1 февраля 2006 года устанавливает, что данная функция органов власти осуществляется с момента получения извещения о начале работ до момента выдачи заключения о соответствии построенного, реконструированного, отремонтированного объекта капитального строительства требованиям действующих норм и правил. Но ведь по окончании работ он отсутствует как таковой, и государственный строительный надзор формально не может быть завершен.

Несколько иная картина возникает на объектах добычи полезных ископаемых в подземных условиях. В этом случае обязательно должна быть начальная система подземных сооружений, которая, находясь в неизменном виде, обеспечивает определенный объем добычи. Весь процесс развития объектов освоения в подземных условиях разделен проектной документацией на этапы строительства, которые обеспечивают добычу заданного объема минеральных ресурсов. На таких объектах государственный строительный надзор крайне необходим и может быть осуществлен в полной мере. В этой ситуации мы сталкиваемся с другим противоречием в законодательстве. Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» устанавливает, что ведение горных работ и работ в подземных условиях – это эксплуатация опасного производственного объекта, в таком случае должен осуществляться государственный надзор в области промышленной безопасности. Одновременно, в соответствии с Градостроительным кодексом, такие работы являются строительством особо опасного и технически сложного объекта капитального строительства, при котором должен осуществляться государственный строительный надзор и не допускается осуществление иных видов надзора. Факт противоречия налицо.

Ввод в эксплуатацию ОПО должен осуществляться в соответствии с законодательством РФ о градостроительной деятельности, то есть на основании разрешения на ввод в эксплуатацию законченного строительством объекта, выданного в установленном порядке на основании заключения о соответствии построенного объекта капитального строительства требованиям норм, правил и проектной документации. В случае с рассматриваемыми объектами исполнение этого требования невозможно, так как начало эксплуатации совпадает с началом строительства, а окончание эксплуатации – с завершением строительства.

Ведение горных работ и работ в подземных условиях – это наиболее опасный и специфичный вид деятельности, требующий особого отношения к нему законодателей. И градостроительное законодательство, и законодательство в области промышленной безопасности должны содержать отдельные положения в отношении этих работ.