Управление Ростехнадзора по Калужской области

Кирсан ИЛЮМЖИНОВ: «Потенциал региона должен быть реализован».


В этом году Калмыкия празднует 400-летие вхождения в состав России. Перспективам развития республики — в частности, ее топливно-энергетического комплекса — посвящено интервью, которое дал президент Республики Калмыкия Кирсан ИЛЮМЖИНОВ.

— Кирсан Николаевич, в России особенно хорошо живут те регионы, где добываются полезные ископаемые, прежде всего нефть и газ. Калмыкия, обладая мощным ресурсным потенциалом, остается глубоко дотационным и энергозависимым регионом. Почему?

— Действительно, Республика Калмыкия относится к регионам с доказанной промышленной нефтегазоносностью и является высокоперспективной территорией для поисков месторождений нефти и газа как на суше, так и на прилегающей акватории Каспийского моря.

Начальные ресурсы Республики оцениваются в 2,81 млрд тонн нефти и газа. Но при этом разведана только малая ее часть, всего около 3% от всех ресурсов. В Калмыкии имеются 40 месторождений нефти и газа с общими запасами 64 млн тонн, при этом остаточные извлекаемые запасы — менее 10 млн тонн, что на порядок ниже, чем в соседних регионах. То есть реальные возможности по добыче нефти и газа у нас ограничены.

Основные перспективы связаны с глубокозалегающими пластами Прикаспийской впадины, в тех же геологических условиях открыты крупные и гигантские месторождения нефти и газа в соседних регионах (Тенгиз, Кашаган, Карачаганак, Астраханское газоконденсатное месторождение).

Эти залежи находятся на глубинах более 5 километров , что резко повышает стоимость и сложность геологоразведочных работ. И мы активно привлекаем крупные организации в геологоразведку республики.

Насчет энергозависимости. Да, действительно, собственных генерирующих мощностей у нас нет, но мы реализуем ряд проектов в ветроэнергетике, что позволит нам в будущем решить данную проблему.

— Основу экономики республики составляет сельское хозяйство. Это хорошо, но не пора ли расширить отраслевой спектр?

— Говоря о перспективах развития экономики Калмыкии, необходимо отметить ряд факторов, которые в значительной степени на них влияют. К сожалению, в советский период не были решены ключевые вопросы, которые позволили бы степной республике при вступлении в рыночную экономику стать хотя бы вровень по конкурентоспособности с другими регионами. В частности, в Калмыкии пока полностью отсутствует своя энергетика. Всю потребляемую электроэнергию мы покупаем в соседних регионах.

Другой насущной проблемой была газификация населенных пунктов республики. Отмечу, что в начале 90-х годов прошлого века в Калмыкии была газифицирована только часть Элисты.

Еще одной хронической проблемой республики является отсутствие питьевой воды. В 70% населенных пунктов республики вода привозная. К этому добавьте отсутствие нормальной транспортной инфраструктуры. Не все районы (не говоря уже о населенных пунктах) были соединены дорогами с твердым покрытием.

При таких условиях никакой серьезный инвестор не будет вкладываться на долгосрочную перспективу. В 90-е годы были предложения от крупных российских и зарубежных компаний (Samsung, Shell и др.) о том, чтобы открыть свои филиалы в степной республике. Однако отсутствие соответствующей инфраструктуры делало эти проекты невыгодными.

В то же время уникальное географическое положение республики (Калмыкия является важной транспортной артерией, соединяющей Россию со странами Закавказья и имеющей выход к Каспийскому морю), ее нефтегазовый и туристический потенциал делают Калмыкию весьма привлекательной для инвесторов. Мы разработали долгосрочную программу, основными пунктами которой стали создание необходимой инфраструктуры (газификация, обеспечение питьевой водой, строительство и реконструкция дорог с твердым покрытием, организация собственной энергетики), возрождение духовности и национальной культуры и создание положительного имиджа республики, повышение эффективности системы образования.

— А какое отношение к региональной экономике имеют последние два пункта?

— На первый взгляд, они носят несколько абстрактный характер. Но, как показывает мировая практика, а вслед за этим и наш собственный опыт, именно возрождение духовности, создание собственного положительного имиджа (гордость за свою республику и свой народ!) и развитие системы образования являются едва ли не ключевыми факторами перспектив социально-экономического развития страны. Или, как в случае с Калмыкией, отдельно взятого субъекта Российской Федерации. Прежде всего это связано с «раскруткой» человеческого потенциала, поскольку неготовность самих жителей региона к современным требованиям, к глобальным изменениям экономической, общественной и культурной жизни сведет на нет все усилия чисто экономического характера.

Сегодня мы кардинально сдвинули ситуацию в положительную сторону. Благодаря совместным с руководством Газпрома усилиям Калмыкия стала одним из немногих регионов страны, где газифицированы практически все населенные пункты. Собственными силами проложены дороги с твердым покрытием. А благодаря поддержке руководства страны успешно решается проблема с питьевой водой. Думаю, уже в следующем году будет завершено строительство водопровода из Левокумского водного месторождения Ставропольского края, что позволит обеспечить питьевой водой главные экономические центры республики.

— В республике есть природные условия для развития альтернативной электроэнергетики. Как они используются?

— В настоящее время реализуется инвестиционный проект строительства ветровой электростанции (ВЭС) мощностью 150 МВт. Инвестором данного проекта выступает чешская компания АО «Фалкон Капитал», соглашение с которой было подписано в 2007 году на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Общая стоимость проекта — почти 300 млн евро, из которых 626 млн руб. составляют бюджетные средства (федеральный бюджет — 436 млн руб., республиканский — 190 млн руб.), выделяемые на создание инженерной инфраструктуры для ВЭС. Тем самым реализуется республиканская целевая программа «Развитие возобновляемых источников энергии в Республике Калмыкия на 2008—2012 годы». На стадии подписания находится соглашение с Министерством энергетики РФ о предоставлении субсидий из федерального бюджета на строительство ВЭС. Создание такого предприятия даст существенный толчок социально-экономическому развитию всей республики.

Сейчас закончен монтаж первых двух ветроэнергетических установок (ВЭУ) мощностью 1,2 МВт каждая, ведутся пуско-наладочные работы. Параллельно устраиваются дорожное полотно основной дороги, подъездные пути к ВЭУ и площадки для подъемных кранов, проложена линия электропередачи 110 кВ, реконструируется существующая подстанция. Если не произойдет каких-либо форс-мажорных обстоятельств, в этом году инвестор поставит еще 17 трехмегаваттных установок.

Важность данного проекта для населения Калмыкии трудно переоценить. Ввод в эксплуатацию ВЭС не только позволит довести до 100% долю собственной электроэнергии, но и выведет республику в экспортеры электроэнергии в соседние регионы. Не стоит забывать и о создании 90 рабочих мест, набираться персонал для обслуживания ВЭС будет преимущественно из местных специалистов, средняя зарплата которых составит около 20 тыс. рублей.

— Какие еще нетрадиционные источники энергии можно использовать в Калмыкии?

— Калмыкия обладает внушительными гелиоресурсами (солнечная энергия), расширение использования которых — лишь вопрос времени. Себестоимость электричества, производимого на ВЭС или гелиоустановках, обычно выше, чем традиционная. Сгладить это противоречие могло бы законодательство, регулирующее отношения в области альтернативной энергетики, но оно пока отсутствует.

Основными проблемами для развития возобновляемой энергетики является отсутствие возможности поставки электроэнергии в режиме естественной выработки, так как весьма трудно прогнозировать объем производства электроэнергии, который зависит от скорости ветра или наличия солнечных дней. За несоблюдение плановых объемов поставок электроэнергии генерирующие компании будут вынуждены совершать дополнительные траты в виде штрафов и поправочных коэффициентов к цене продажи. Также до сих пор законодательно не определен механизм торговли квотами на выброс парниковых газов. Думаю, решение всех этих основополагающих вопросов позволит разрабатывать перспективные планы по развитию республиканской экономики.

— Есть ли Концепция развития минерально-сырьевой базы республики?

— Постановлением Правительства Республики от 31.05.2006 г. № 197 утверждена Энергетическая стратегия Калмыкии на период до 2020 года, в которой подробно прописаны направления, принципы и пути развития ресурсной базы ТЭК, нефтяной и газовой промышленности, транспортной инфраструктуры ТЭК и энергического комплекса РК. Также разработана Стратегия социально-экономического развития Калмыкии до 2020 года, где развитие ТЭК плотно увязано с общим развитием республики. Все эти вопросы также отражены в разработанной нами Схеме территориального планирования Республики Калмыкия.

— Многие отечественные и зарубежные компании проявляют к недрам Калмыкии повышенный интерес. Насколько успешно сотрудничает республика с инвесторами?

— Как я говорил, основная доля неразведанных ресурсов приходится на подсолевой комплекс отложений, кровля которых залегает на глубинах от 4 до 8 километров . Это обстоятельство накладывает серьезные ограничения на проведение поисковых работ, поскольку в качестве рентабельных объектов могут рассматриваться только очень крупные месторождения, способные обеспечить большую концентрацию углеводородного сырья и высокие дебиты продуктивных скважин.

Для начала работ на этих горизонтах была создана Калмыцкая нефтегазовая компания (КНГК). В 2008 г . КНГК закончила бурить скважину Хонгр №1. В результате было открыто месторождение: начальные запасы свободного газа составляют по категории С1 — 1808 млн м 3 , по категории С2 — 33128 млн м 3 . Пусть не смущают небольшие подсчитанные запасы, т.к. они определены только по одной единственной скважине. Бурение дальнейших скважин может подтвердить предполагаемые запасы структуры Хонгр, а они немалые — около 300 млн тонн условного топлива.

Но главное — первая скважина подтвердила продуктивность палеозойского комплекса Прикаспийской впадины на территории Калмыкии, а его ресурсы оцениваются в несколько миллиардов т у.т. И еще для нас очень ценен и важен опыт бурения скважин глубиной более шести километров.

Структура Хонгр является далеко не единственным перспективным подготовленным объектом в Калмыкии. Мы рассчитываем на дальнейшее освоение недр Республики и активно привлекаем крупных инвесторов. Корпорация Шелл намерена вести геологоразведочные работы на описанных мною перспективных глубинах. Также Корейская национальная нефтяная корпорация проявляет заинтересованность в палеозое Калмыкии. В данный момент ведутся работы по лицензированию данных участков, и весьма актуальным для нас является их начальная аукционная стоимость. Как я уже говорил, геологоразведка на больших глубинах очень затратна и высокая аукционная цена на участки может отпугнуть потенциальных инвесторов. Также отпугивает неразрешенный вопрос о доступе к магистральным трубопроводам.

Очень важным и значительным для нас является проект ЛУКОЙЛа, по которому эта компания должна построить на нашей территории инфраструктурные объекты для своих месторождений на Северном Каспии. В них войдут ГБС (головные береговые сооружения) мощностью 10 млн т нефти в год, ГПЗ (газоперерабатывающий завод) мощностью 6,8 млрд м3 газа в год, система трубопроводов — более 260 километров .

По проекту Каспийской нефтегазовой компании (50/50 — ЛУКОЙЛ и АО «КазМунайГаз») намечено создать инфраструктуру Хвалынского месторождения и ГПЗ мощностью 8,2 млрд м 3 газа в год. А корпорация по производству удобрений и нефтегазовой химии «Петровьетнам» намерена построить завод по производству аммиака и карбамида мощностью 850 тыс. т в год.

— Развивается ли в республике малый нефтяной бизнес? Насколько он жизнеспособен?

— Все работающие сегодня нефтяные компании в республике — малые, и работать им приходится в очень тяжелых условиях. Так, себестоимость нефти в республике очень высока, что объясняется сложными геологическими условиями, качеством нефти (высокая температура застывания) и разбросанностью инфраструктуры.

Велика налоговая нагрузка на предприятия, но при этом в местные и республиканский бюджеты от нефтегазовой отрасли практически ничего не поступает. В связи с этим у республики нет прямой заинтересованности в развитии нефтедобывающего сектора. Существенно могло бы ее повысить изменение в федеральном законодательстве, в частности, распределение НДПИ при разработке мелких и средних месторождений в пользу регионов.

Все месторождения Калмыкии — мелкие и находятся на последних стадиях разработки, т.е. 70 и более процентов запасов выработаны и добыча падает. Без открытий новых месторождений и прироста запасов по имеющимся рост добычи весьма затруднителен. В данный момент все предприятия находятся практически на грани рентабельности, а многие просто убыточны.

На мой взгляд, реализация следующих мер существенно облегчила бы жизнь «малой» нефтянке:

  • применение дифференцированного подхода к налогу на добычу всех видов полезных ископаемых в зависимости от горно-геологических и географо-экономических условий разработки, от выработанности и рентабельности эксплуатации месторождений полезных ископаемых, от их размеров и объемов добычи;
  • снижение ставки налога на добычу полезных ископаемых при добыче нефти из малодебитных скважин;
  • снижение налоговой ставки по налогу на прибыль малых и средних компаний нефтяной отрасли.

Весьма актуален сбор и утилизация попутного нефтяного газа. Предполагается, что нефтяные компании к 2011 году должны перерабатывать 95% объемов такого газа. Выполнение данной задачи проблематично для малых нефтяных компаний, разрабатывающих мелкие и мельчайшие месторождения. Как правило, они изолированы, оторваны от общей инфраструктуры, а объемы попутного нефтяного газа крайне незначительны. Поэтому считаю необходимым дифференцировать процент утилизации попутного нефтяного газа в зависимости от размеров месторождений и наличия инфраструктуры.

— Налажен ли должный государственный контроль за деятельностью компаний, работающих в Калмыкии? Как разрешаются конфликтные ситуации?

— Основная проблема — это отсутствие у региона каких-либо рычагов воздействия на недропользователей. Согласно существующему законодательству, лицензирование и контроль за ними ведут только федеральные органы (Ростехнадзор, Росприроднадзор, Агентство по недропользованию, ФНС), у региона нет возможности хоть как-то участвовать в лицензировании недр, составлении лицензионных условий и контроле за их исполнением. А Москва находится далеко, и у нее порой нет возможности вникать в проблемы малых и мельчайших недропользователей. В разрешении данных проблем помогло бы следующее:

  • передача части полномочий в области недропользования для малых и мельчайших месторождений региональным органам власти;
  • повышение региональной доли в НДПИ по малым и мельчайшим месторождениям.

Отсутствие рычагов воздействия не позволяет нам решить два важных вопроса.

Первый — это филиал Нижневолжскнефегаза Калмнедра.

До 2005 г . в республике было единственное сервисное геологоразведочное предприятие ДГП «Калмнедра», но, к сожалению, в конце 2005 г . оно было присоединено к ФГУГП «Нижневолжскгеология» (ныне ОАО «Нижневолжскнефтегаз», Саратов). Это отрицательно сказалось на финансовом положении и хозяйственной деятельности предприятия Калмнедра. Оно лишилось четырех лицензий. Резко уменьшились поступления в республиканский и местные бюджеты. Сокращено 196 человек, ликвидировано два подразделения, в т.ч. и специализирующееся на воде. Из республики вывезены буровые станки и другое оборудование. Нижневолжскнефтегаз, находясь за 800 километров , управляет расположенным в Калмыкии филиалом по остаточному принципу. Руководство республики неоднократно обращалось в федеральные органы исполнительной власти по поводу необходимости сохранения предприятия в Республике с выделением имущественного комплекса из состава Нижневолжскнефтегаза и закреплением его за Калмнедрами (со 100-процентной федеральной собственностью), с постановкой на налоговый учет в Калмыкии. В результате подобная региональная инициатива была поддержана на уровне Минприроды РФ, однако не удается найти взаимопонимание с Росимуществом.

Второй вопрос — процедура банкротства Калмнефти.

Калмнефть с 2005 г . находится в процедуре банкротства. Лицензии на все 15 месторождений были приостановлены в 2007 г . На данный момент возобновлена работа на 8 месторождениях. Предприятие находится в плачевном состоянии. Восстановление производства возможно только при завершении процедуры банкротства. В настоящий момент судьба предприятия находится в руках основного кредитора, которым является Федеральная налоговая служба (более 90% долгов предприятия). В течение четырех лет Калмнефть находится в процедуре банкротства и все это время не платит текущие налоги. В результате бюджеты всех уровней недополучают крупные суммы (федеральный бюджет — более 900 млн, республиканский — более 100 млн, местные бюджеты — более 70 млн рублей). Руководство Калмыкии неоднократно обращалось в ФНС РФ с просьбой ускорить процедуру банкротства предприятия, но вопрос пока не решен.

Наша справка

Кирсан Николаевич ИЛЮМЖИНОВ

Родился 5 апреля 1962 г . в Элисте Калмыцкой АССР (ныне Республика Калмыкия. РФ). Трудовой путь начал в 1979 г . слесарем-сборщиком на заводе «Звезда». После службы в Советской Армии вернулся на завод. 09.1983-06.1989 гг. — студент МГИМО МИД СССР. 09.1989-09.1990 гг. - управляющий советско-японской фирмы «Лико-Радуга». 09.1990-04.1993 гг. — президент международной корпорации «Сан».

1990 93 гг. — депутат Верховного совета РСФСР, с декабря 1993 г . — член Совета Федерации РФ, 1992—93 гг. — президент Российской палаты предпринимателей.

11 апреля 1993 г . избран первым президентом Республики Калмыкия.

С 1995 г . по настоящее время — Президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ).

Особым направлением государственной политики, осуществляемой под руководством К.Н. Илюмжинова, стало возрождение духовности. Начиная с 1994 г . в республике построено свыше 40 бумииских и православных храмов. Неоднократно в Калмыкии, по приглашению К.Н. Илюмжинова, побывали Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, Его Святейшество Далай-лама 14-й. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и др. Все это наряду с другими аспектами государственной политики, сыграло важную роль в сохранении мира и стабильности в регионе.

Кирсан Илюмжинов — действительный член Академии социальных наук РФ, почетный академик Межрегиональной академии науковедения РФ, почетный доктор Национальной академии прикладных наук РФ, действительный член и почетный академик Академии медико-технических наук, действительный член Нью-Йоркской Академии наук (США).

Государственные награды: орден Дружбы, медаль «300 лет Российскому флоту».

Малая планета № 5570 «Kirsan» - им. К.Н. Илюмжинова (международный астрономический союз - MAC).