Управление Ростехнадзора по Калужской области

Сергей ШМАТКО: «Для нас энергоэффективность — одна из важных составляющих энергобезопасности»


Новые вызовы российской энергетики

О перспективах развития топливно-энергетического комплекса России, повышения энергобезопасности и реализации политики энергосбережения в интервью рассказывает министр энергетики РФ Сергей ШМАТКО.

— В конце 2008 года Минэнерго разработало проект Энергетической стратегии РФ до 2030 года. Учтены ли при разработке стратегии и определении приоритетов возможные последствия начавшегося в 2008 году глобального экономического кризиса?

— При разработке этого документа мы учли возможные последствия экономического кризиса. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года, которую для краткости называют «двадцать-тридцать», инвариантна. Это значит, что в нее входят положения, учитывающие различные сценарии развития событий.

Документ комплексный, поэтому стоит подождать с его официальным представлением, пока работа над ним не будет завершена окончательно, и он будет утвержден на всех уровнях.

Остановлюсь на ключевых точках этой стратегии. Это не просто пролонгация предыдущей версии ЭС-2020. Минэнерго формирует новые стратегические ориентиры развития энергетического сектора в рамках перехода российской экономики на инновационный путь развития. Подготовленный проект базируется как на оценке существующих тенденций и опыта, так и на анализе новых вызовов и рисков развития энергетики, учитывает возможные колебания внешних и внутренних условий экономического развития России.

При подготовке стратегии изменены и пролонгированы качественные и количественные ориентиры реализации главных стратегических приоритетов верхнего уровня: энергетической безопасности, энергетической эффективности экономики, экономической (бюджетной) эффективности и экологической безопасности энергетики.

Мы разработали целый комплекс мер по реализации политики энергосбережения и повышению энергоэффективности российской экономики.

— Каковы основные направления развития топливно-энергетического комплекса, содержащиеся в новой Энергостратегии?

— Важнейшие стратегические направления развития энергетики — это формирование нефтегазовых комплексов в восточных регионах страны, развитие и территориальная диверсификация энергетической инфраструктуры, освоение углеводородного потенциала Арктического шельфа и Северных территорий, значительное увеличение энергоэффективности, всестороннее внедрение энегосберегающих технологий и, безусловно, развитие нетопливной энергетики.

Одним из основных приоритетов Энергетической стратегии является энергетическая эффективность. Сегодня, по нашим оценкам, энергоемкость российской промышленности в несколько раз выше среднеевропейской. Поэтому проблемам энергоэффективности в настоящее время уделяется особое внимание. Даже первое распоряжение Правительства России в 2009 году, подписанное премьер-министром страны Владимиром Путиным, посвящено именно энергоэффективности.

В России завершается реформа электроэнергетики, идет процесс перехода к мировым ценам на газ для потребителей внутри страны, организуется биржевая торговля нефтепродуктами и газом. Развивается энергетический диалог со странами Евросоюза. Продолжается работа в рамках Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ).

Реализация масштабных проектов в энергетической сфере требует привлечения большого объема инвестиций и использования современных технологий. Правительством Российской Федерации поставлена задача по созданию благоприятного инвестиционного климата, прежде всего для иностранных участников рынка. Результатом этой работы стал значительный рост инвестиций, в том числе — в развитие отечественной энергетики.

Вместе с тем, как показывает мировая практика, при строительстве крупномасштабных объектов топливно-энергетического комплекса существуют потенциальные риски по вводу новых энергетических мощностей в намеченные сроки. Эти риски могут быть существенно нивелированы за счет комплексного использования потенциала энергосбережения и роста энергоэффективности. Для нас энергоэффективность — одна из важных составляющих энергобезопасности, так как уровень энергоемкости российской экономики пока еще далек от лучших мировых стандартов. При этом внедрение энергосберегающих технологий и оборудования содержит в себе важную социальную составляющую, направленную на замедление темпов роста тарифов на энергоресурсы для населения и предприятий промышленности. Для перехода на энергоэффективный путь развития необходима стратегическая «дорожная карта», подготовленная государством, одобренная бизнес-сообществом и поддержанная населением. Мы приступили к ее активной проработке и поэтапной реализации.

Кроме того, нам предстоит серьезная модернизация угольных станций — они в российской системе генерации самые устаревшие. Прежде всего, необходимо повысить их коэффициент полезного действия. Например, организовать их работу на основе, так называемого, «кипящего слоя». На Западе, кстати, пошли еще дальше. Там пытаются полностью утилизировать выбросы станций, работающих на угле. При внедрении новых технологий нужно, конечно, учитывать и те обязательства по сокращению выбросов парниковых газов, которые мы приняли в соответствии с Киотским протоколом. Во всем мире это инновационное направление развивается очень активно, особенно — в Германии. У нас тоже есть свои разработки, но пока они еще не вышли на уровень промышленного применения.

Еще одним очень интересным и перспективным направлением является развитие энергетических нанотехнологий. В первую очередь, это касается возможностей увеличения ресурса действующего оборудования на станциях. Речь идет о технологиях, которые в России уже проверены на практике.

У нас есть также разработки, связанные с добавками наночастиц в жидкое топливо. Сжигая мазут с наночастицами, нам удастся значительно повысить КПД установок. Такого рода исследования ведутся сейчас достаточно активно, и надеюсь, будут внедрены на практике уже в скором будущем.

Разумеется, эффективное использование энергоресурсов невозможно без координации совместных усилий мирового сообщества. Поэтому в целом мы поддерживаем инициативу о международном партнерстве по сотрудничеству в области энергоэффективности.

В качестве одного из примеров деятельности в этом направлении могу назвать создание российско-германского агентства по энергоэффективности и энергосбережению, презентация которого состоялась в феврале в Берлине. Идея создания такого агентства возникла в результате анализа работы по энергоэффективности, которую в настоящее время ведет Германия. Новая структура должна быть создана не позднее апреля этого года. Предполагается, что агентство, в состав которого войдут не только энергокомпании, но и банковские структуры, будет зарегистрировано в форме некоммерческого партнерства.

Еще одним из примеров возможностей по использованию практического потенциала энергосбережения стало Соглашение, заключенное в Москве 2 февраля 2009 года Министерством энергетики РФ, компанией «Сименс», Администрацией Свердловской области и мэрией Екатеринбурга о взаимодействии в сфере исследования и внедрения энергосберегающих технологий в Екатеринбурге. Подобное сотрудничество по превращению крупнейшего промышленного центра Урала в город высокой энергоэффективности станет модельным для проведения аналогичных мероприятий в других регионах России.

Говоря об энергоэффективности, нельзя не сказать еще и о таком чрезвычайно важном аспекте этой проблемы как информационное обеспечение. Люди должны понять, насколько это важно экономить энергию, по этому направлению также подготовлена специальная программа, реализация которой начнется уже в этом году. Эти меры будут в корне отличаться от предыдущих — типа казенных табличек «Уходя, гасите свет!».

Мы предусматриваем формирование обучающей сети в регионах, проведение широкой рекламной кампании, выпуск мультфильмов «энергосберегающей» тематики для разных категорий зрителей и специальных брошюр для детей, скажем, в виде комиксов. Хотя, это будет полезно и взрослым. В конечном итоге необходимость экономии должны понимать все — от руководителей крупных предприятий до отдельных обывателей. Причем, в условиях кризиса добиться такого понимания, понятно, легче. Мелочей не бывает. Даже страны Западной Европы, которые в вопросах энергоэффективности продвинулись гораздо дальше нас, поставили задачу к 2020 году еще на 20% снизить уровень энергопотребления. У нас возможности в этом плане гораздо шире. По расчетам Минэнерго, новые технологии способны сэкономить до100 млрд кубометров газа, 15—20% электроэнергии.

— Как будут развиваться газотранспортные проекты по поставкам в Европу, учитывая создавшиеся неблагоприятные условия транспортировки газа через Украину?

— Действительно, январский кризис транзита российского газа в Европу наглядно продемонстрировал всему миру необходимость диверсификации экспортных маршрутов газа и снижения транзитных рисков. В этой связи Россия совместно со своими партнерами реализует проекты строительства новых газотранспортных магистралей — «Северный поток» и «Южный поток», которые позволят напрямую соединить Россию с Европой и укрепить энергетическую безопасность континента.

Окончание реализации проектов по строительству газопроводов «Северный поток» и «Южный поток» должно существенно способствовать обеспечению надежности поставок российского газа. Фактически будет создано газопроводное кольцо между Россией и Европой. Если даже по каким-то причинам поставки по одному из направлений будут приостановлены, то они могут быть компенсированы другим способом.

Важно отметить, что реализация российских газопроводных проектов не ущемит интересов других стран. Все эти дополнительные транспортные возможности создаются для того, чтобы обеспечить дополнительные бесперебойные поставки нашим европейским потребителям. Страны-члены Евросоюза являются крупнейшими импортерами энергоресурсов из России. Поставки российского газа и нефти составляют значительную часть общего потребления энергоресурсов в странах-членах ЕС и существует потенциал их роста. Россия и Евросоюз объективно заинтересованы в укреплении взаимовыгодного энергетического сотрудничества.

И в этой связи необходимо вспомнить о существовании договорно-правовой проблемы. Нынешний кризис показал, что существующие нынешние международные механизмы не позволяют эффективно и оперативно решать возникающие вопросы. В частности, «Энергетическая хартия», подписанная многими европейскими странами, в том числе и Украиной, не смогла защитить европейцев ни в прошлый, ни в нынешний газовый кризис.

Поэтому, наверное, стоит подумать над новыми документами, которые бы учитывали интересы всех сторон (поставщиков, транзитных стран и потребителей) и могли бы стать реальной правовой основой для решения возникающих проблем.

— Расскажите подробнее о проекте «Южный поток». Он вызывает наибольшее количество вопросов. Насколько «Набукко» может составить ему конкуренцию?

— Несмотря на имеющиеся межстрановые различия во взглядах на тенденции развития мировой энергетики, мировое сообщество и, в первую очередь, страны «Группы восьми» выработали эффективный механизм решения сложных проблем путем ведения энергетического диалога.

Его принципы четко сформулированы в Санкт-Петербургской декларации по энергобезопасности.

Это, прежде всего: диверсификация источников энергии и транспортных маршрутов, повышение энергоэффективности, прозрачность рынков, развитие новых источников энергии, решение проблем энергетической бедности и экологии.

По многим из указанных направлений мы уже реализуем крупные международные проекты, в основе которых заложены принципы диверсификации, разделения рисков и обмена активами. Это наш весомый вклад в укрепление мировой энергетической безопасности.

Газопровод «Южный поток» — один из них. Он должен обеспечить поставки российского природного газа в Европу и ослабить зависимость поставщиков и покупателей от рисков, связанных со странами-транзитерами. Трубопровод создается, в первую очередь, в интересах европейских потребителей природного

газа, для увеличения надежности его поставок. Россия, благодаря строительству «Южного потока», укрепляет связи с многовековыми друзьями — Грецией, Болгарией и Сербией, расширяет сотрудничество со всем балканским регионом.

Проект «Южный поток» отвечает национальным интересам и России, поскольку обеспечит надежный сбыт газа, и стран, через которые он пройдет. Нельзя забывать, что этот газопровод — не только дополнительный маршрут поставок газа. Он обеспечит новые рабочие места, появление новой инфраструктуры, развитие сопутствующих отраслей. Газопровод увеличит надежность и гибкость поставок, будет способствовать укреплению энергетической безопасности Европы.

Судя по планам газопровода «Набукко», газ в Европу создатели этого проекта намерены экспортировать из Турции. Проблема «Набукко» заключается в том, что в самой Турции газа нет, и она является лишь транзитной страной. Пока неизвестно, откуда будет поступать в трубопровод газ и сколько этот газ будет стоить. Можно предположить, что он окажется дороже российского, который будет доставляться через «Южный поток», у которого существуют четкая экономическая обоснованность и данные подтверждающие его рентабельность.

— В декабре прошлого года премьер-министр Владимир Путин подписал распоряжение по проектированию и строительству второй очереди Балтийской трубопроводной системы. Расскажите об этом подробнее.

— Балтийская трубопроводная система-II (БТС-II) — проектируемая система магистральных нефтепроводов, которая реализуется для увеличения поставок нефти на российские НПЗ, для диверсификации нефтяных потоков (выход на новые рынки и увеличение доли на традиционных рынках сбыта), для оптимизации трубопроводных маршрутов. Благодаря этому проекту появится единая система, обеспечивающая экспортные поставки нефти в северо-западном направлении по территории России, а также ее транспортировку на внутренний рынок страны.

БТС-II позволит связать нефтепровод «Дружба» с российскими морскими портами на Балтийском море по маршруту Унеча — Великие Луки — Усть-Луга (с ответвлением на Киришский НПЗ компании «Сургутнефтегаз»)

В итоге, после завершения строительства, ежегодно по нефтепроводу планируется перекачивать 50 млн тонн нефти в год.

Вывод БТС-II на эту мощность планируется в два этапа: к 2011 году — до 30 млн тонн нефти в год на Усть-Лугу, к 2015 году - до 38 млн тонн нефти на Усть-Лугу и 12 млн тонн на НПС «Кириши».

Наша справка

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ ШМАТКО

Родился 26 сентября 1966 года в Ставрополе. Служил на Северном флоте в соединении атомных подводных лодок. Учился на математико-механическом факультете, затем факультете политэкономии Уральского госуниверситета (Свердловск). Окончил факультет экономики университета г. Марбург (ФРГ) в 1992 году. В 2004 году окончил Высшие академические курсы Военной академии Генштаба ВС РФ по специальности «оборона и обеспечение безопасности Российской Федерации». С 1992 года работал аудитором в BDO Binder (Франкфурт-на-Майне), ди-1 ректором RFI GmbH — Общества по консультированию по инвестициям I в Россию, официального представителя РФФИ в Евросоюзе, научным I сотрудником Института проблем инвестирования. Возглавлял Управление I внешних связей Всероссийского банка развития регионов. 1997 — 1999 гг. — руководитель аналитического центра экономической I стратегии «Росэнергоатома».

1999—2001 гг. — советник генерального директора ВНИИАЭС по экономической стратегии.

2002—2005 гг. — председатель Государственного фонда конверсии. С июня 2005 года — Президент ЗАО «Атомстройэкспорт», с января 2008 года — заместитель директора ОАО «Атомэнергопром» (совмещал две должности), с мая 2008 года — министр энергетики Российской Федерации. Кандидат наук.