Управление Ростехнадзора по Калужской области

О профессиональной заболеваемости работников угольной отрасли промышленности Кузбасса

Л.С.Хорошилова,

канд. биол. наук

Л.М.Табакаева,

канд. мед. наук
Д.В. Харин
(Кемеровский государственный университет)

 

Кемеровская обл. — высокоразвитый промышленный регион, в котором представлены фактически все виды промышленного производства, имеющие факторы, действия которых способны вызвать профессиональные заболевания. Профессиональная заболеваемость в Кемеровской обл. остается одной из самых высоких в Российской Федерации, почти в 7–8 раз превышая уровень по стране в целом, в 2005 г . она составила 10,8 случая (Российская Федерация — 1,6) на 10 тыс. работающих (табл. 1), зарегистрировано 1102 вновь выявленных профессиональных больных [1].

 

 

Наиболее высокая профессиональная заболеваемость регистрируется в Анжеро-Судженске, Осинниках и Прокопьевске.

До 2005 г . в структуре профессиональной патологии первое место занимали пылевые заболевания органов дыхания (31,5 %), профессиональная тугоухость составляла 24,4 %, вибрационная болезнь — 17,2 %, болезни суставов и мышц — 20,9 % [2]. В 2005 г . в нозологической структуре профпатологии произошли изменения. Первое место занимают болезни суставов, сухожилий и мышц (27,9 %), вибрационная болезнь составляет 23 %. По сравнению с 2001–2003 г г. снизился удельный вес заболеваний органов дыхания (21,2 %), профессиональной тугоухости (17,6 %); профессиональные инфекционные заболевания составили 1,5 %.

В структуре заболеваемости с временной утратой трудоспособности преобладают три нозологические группы: болезни органов дыхания, костно-мышечной системы и травматизм (до 55 % всех причин временной нетрудоспособности) [1].

Анализ распределения профессиональных заболеваний по отраслям промышленности в Кемеровской обл. показал, что за 2003–2005 гг. 77,8 % профессиональных больных приходится на угольную. В основном, это лица, занятые на подземных горных работах. В цветной и черной металлургии — 5,7 % профессиональных больных, в машиностроении, металлообработке и электротехнической промышленности — 4,7 %, в строительстве — 2 %, на долю агропромышленного комплекса приходится 1,9 %, в здравоохранении — 1,4 %. Эта структура, по существу, не меняется в течение последних 5–6 лет [1]. Таким образом, подтверждается, что в угольной отрасли промышленности Кузбасса самая высокая профессиональная заболеваемость (табл. 2).

Профессиональная заболеваемость — общепризнанный критерий вредного влияния неблагоприятных условий труда на здоровье работников. В 2005 г . в Кемеровской обл. сохранялось неблагополучное состояние по условиям труда в большинстве отраслей экономики. К наиболее неблагополучной по санитарному состоянию (III группе) отнесено 72,4 % всех предприятий и организаций, на которых трудятся 44,5 % работников. В угольной отрасли промышленности в неблагоприятных условиях трудятся 67,9 % работников [3].

Основные причины, способствующие созданию таких условий труда: морально-устаревшие технологии производства; отсутствие средств коллективной защиты; невыполнение работодателями законодательных и нормативных документов в области гигиены труда. На предприятиях, как правило, не ведутся работы по реконструкции и техническому перевооружению, внедрению новых технологий, механизации и автоматизации производственных процессов, замене изношенного и модернизации устаревшего оборудования; низкими темпами проводится аттестация рабочих мест, часто обнаруживается недоукомплектованность штатов и недостаточный объем работ санитарно-промышленных лабораторий. По-прежнему на некоторых предприятиях работают по 12-часовому графику. На ряде угольных предприятий не произошло положительных изменений в сфере медицинской профилактики профессиональных заболеваний (отсутствуют или неэффективно используются фотарии, ингалятории, не проводится витаминопрофилактика).

Как и прежде, грубейшие нарушения требований санитарного законодательства в области охраны труда выявляются на предприятиях малого и среднего бизнеса, которые нередко открываются самостоятельно без заключений санитарной службы о соответствии таких объектов требованиям санитарного законодательства. Отсутствие в стране правового и экономического механизма, побуждающего работодателя принимать эффективные меры по обеспечению здоровых и безопасных условий труда, способствует созданию условий для игнорирования на многих предприятиях выполнения этих требований.

Работодатели экономят на гигиене и охране труда, работники рискуют жизнью и здоровьем. Так, ежегодно выявляются работники с подтвержденными профзаболеваниями. Однако неудовлетворительное качество профилактических медицинских осмотров ставит под сомнение достоверность данных о пригодности к работе по профессии и препятствует своевременному выявлению профзаболеваний. Несвоевременная диагностика начальных признаков профзаболеваний ведет к развитию инвалидности, редко вовремя проводится реабилитация профессиональных больных, и, таким образом, не используются резервы сохранения трудоспособности работающих [4]. Основу экономики Кузбасса составляет угледобывающая промышленность и большинство населения области является работниками угольной и обеспечивающих ее отраслей промышленности. Показатели профессиональной заболеваемости персонала угольных предприятий Кузбасса в 2001–2005 г г. превышали данные по профпатологии работников Кемеровской обл. в целом (см. табл. 1) и среднеотраслевые показатели по стране. Так, в 2005 г . профзаболеваемость работников угольных предприятий Кузбасса составляла 56 случаев на 10 тыс. работающих при среднеотраслевом показателе 37,5 случая [1]. При этом удельный вес профзаболеваний на предприятиях с подземной добычей угля — 89,9 %, на угольных разрезах — 9,3 %, на обогатительных фабриках — 0,8 % [5].

Сравнительный анализ профзаболеваемости угольщиков России выявил регионы с более высокими показателями профпатологии, чем в Кузбассе. Так, в Ростовской обл. в 2005 г . показатель профзаболеваемости на угольных предприятиях составил 213,9 случая на 10 тыс. работающих при среднеобластном — 5,9 случая [6]. В Кузбассе эти показатели составляли соответственно 56 и 10,8 случая на 10 тыс. работающих. Причина — в Кузбассе в 2005–2006 гг. 53,2 % угля добывали открытым способом, который обладает более высокой производительностью, низкой себестоимостью и характеризуется более низкой профессиональной заболеваемостью [7]. При этом способе добычи угля условия труда более безопасны. Тем не менее добыча угля открытым способом в Кузбассе имеет свою специфику: условия труда существенно отличаются от условий труда в шахтах. Это связано с тем, что работающие на угольных разрезах Кузбасса находятся в условиях воздействия резко континентального климата со значительными перепадами температур в холодный и теплый периоды года. Такие условия в определенной степени затрудняют создание оптимального микроклимата на рабочих местах в кабинах экскаваторов, бульдозеров и другой техники, технологического автомобильного и железнодорожного транспорта.

Из факторов производственной среды наиболее значительными для профессионального риска являются: шум, вибрация, угольно-породные аэрозоли, токсические вещества (оксид углерода, диоксид азота). Воздействие шума и вибрации на работающих обусловлено несовершенством горной техники. Так, по результатам измерений на угольных разрезах Новокузнецка уровни шума на рабочих местах машинистов экскаваторов превышают ПДУ на 4 дБ, общая вибрация — на 4 дБ, уровни локальной вибрации выше требуемых величин — на 1–2 дБ. На рабочих местах машинистов буровых установок уровни звукового давления и общей вибрации превышают предельно допустимые на 3 дБ. В кабинах водителей большегрузных автомобилей уровни шума выше ПДУ на 2–4 дБ, общая вибрация превышает ПДУ на 6 дБ [8].

При управлении горно-транспортной техникой кроме шума и вибрации на работающих оказывают вредное воздействие тяжесть и напряженность трудового процесса, характеризующиеся физическим перенапряжением мышц рук, плечевого пояса, корпуса тела, вследствие чего развивается патология органов опорно-двигательного аппарата. Усугубляющий фактор в развитии профессиональных заболеваний — 12-часовая рабочая смена. В группу риска развития профессиональной патологии входят такие профессии, как машинисты экскаваторов, бульдозеров, машинисты буровых установок, водители большегрузных автомобилей. Условия труда этих профессий характеризуются как вредные 3-го класса.

Профессиональная заболеваемость за 1999–2003 г г. в основных производственно-профессиональных группах на угольных разрезах Кузбасса в среднем составляла 12,9 случая на 10 тыс. работающих, что соответствует среднему уровню профессионального риска по России (5,1–15 случаев) и значительно ниже профессиональной заболеваемости (в 5,3 раза) на угольных шахтах области в целом. В структуре профессиональных заболеваний работающих на первом месте находятся болезни костно-мышечной системы и опорно-двигательного аппарата (48 %) — деформирующий остеоартроз локтевых суставов, вегетосенсорная поленейропатия верхних конечностей, на втором месте — нейросенсорная тугоухость (22,2 %), на третьем — вибрационная болезнь (16,2 %); доля пневмокониозов составляет 7 %.

В структуре общей заболеваемости во всех группах работающих ведущие места занимают болез¬ни органов дыхания (42,1 %); травмы и отравления, связанные с производством (12,2 %); болезни нервной (11,8 %), костно-мышечной (10,1 %) системы; органов кровообращения (5,3 %). Анализ заболеваемости с временной утратой трудоспособности показал, что до 2000 г . первое место занимали острые респираторные инфекции, второе — болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани, третье — травматизм. С 2001 г . ведущее место в заболеваемости с временной утратой трудоспособности на угольных разрезах занимают болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани, а острые респираторные инфекции — второе место [9]. Исследования [9] показали, что критический стаж, при котором с вероятностью 10 % следует ожидать возникновения шумовой профессиональной патологии у рабочих угольных разрезов, колеблется от 39,3 до 41 года; критический стаж, после которого появляется риск заболеваний пылевой этиологии, составляет 11,1–36,5 года [9].

При работах в шахтах организм горняка подвергается воздействию многочисленных неблагоприятных факторов. К ним относятся: контакт с угольно-породной пылью; изменение газового состава воздуха (снижение содержания кислорода, увеличение концентрации углекислого газа, поступление в атмосферу шахты метана, оксида углерода, сероводорода, сернистого газа, оксидов азота, взрывных газов и т.д.); шум и вибрация; нерациональное освещение и вентиляция; вынужденное положение тела; нервно-психическое, зрительное, слуховое перенапряжение; тяжелый физический труд, а также повышенная опасность травматизма [10]. И чем больше подземный стаж, тем выше вероятность нарушения здоровья в результате заболевания или травмы. На шахтах в 1,5 раза больше заболеваемость с временной утратой трудоспособности, а по отдельным шахтам этот показатель пре¬вышает средний по области в 2–2,5 раза. В структуре временной нетрудоспособности трудовые потери по травматизму составляют 30 %, болезням костно-мышечной системы — 21 % и болезням органов дыхания — 13 %. На 1000 подземных рабочих приходится 1,4 травмы с летальным исходом [11]. На угольных предприятиях Кузбасса этот показатель в 2006 г . составлял 0,424, а в целом по Кемеровской области — 0,272.

В основе высокого производственного травматизма на угольных предприятиях — несовершенство технологических процессов, нарушение технологической и трудовой дисциплины, низкая эффективность производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности, неудовлетворительное техническое состояние оборудования, большой износ основных фондов.

Анализ заболеваемости шахтеров Кузбасса показал, что профессиональная патология формируется преимущественно на шахтах со слабой механизацией труда очистных и подготовительных работ. Показатели заболеваемости на них в 1,63 раза превышают таковые на шахтах со средней и высокой степенью механизации горных работ. На шахтах со слабой механизацией горных работ преимущественное распространение получили вибрационная болезнь и пылевые заболевания органов дыхания. На их долю приходится 63,1 % всех больных шахтеров Кузбасса. Это обусловлено широким использованием на шахтах ручных электросверл и высокой пылевой нагрузкой на работающих за счет значительной тяжести труда и связанной с ней гипервентиляцией легких.

На механизированных шахтах наибольшее распространение получили болезни опорно-двигательного аппарата и периферической нервной системы, а также нейросенсорная тугоухость — 63,5 % всех больных шахтеров. Такая структура профзаболеваемости обусловлена наличием физических перегрузок на многочисленных вспомогательных работах; интенсивным шумом механизмов (горные комбайны, конвейеры, погрузочные машины) [5].

Необходимо отметить, что в шахтерских городах, значительный процент занятого населения которых трудится на предприятиях угольной отрасли промышленности, работники подвергаются воздействию вредных факторов не только на рабочих местах. На распространенность заболеваний и межсменную реабилитацию у шахтеров могут оказывать влияние загрязнение окружающей среды в шахтерских городах и санитарно-бытовые условия. Угольные предприятия, расположенные практически по всей области, представляют собой комплексный источник негативного воздействия на окружающую среду. Они загрязняют атмосферный воздух, водные ресурсы, нарушают земли. Специфика влияния конкретного горного предприятия на окружающую среду обусловлена геолого-геохимическими особенностями месторождения, применяемой техникой и технологией для его разработки.

Загрязнение воздушного бассейна в процессе открытой и подземной добычи угля вызвано буровзрывными работами, работой двигателей горнотранспортного оборудования, пылением угольных складов, породных отвалов и другими источниками. При этом доминирующими выбросами от предприятий, добывающих уголь подземным способом, являются выбросы газообразных веществ, в основном метана, а при добыче угля открытым способом — выбросы твердых веществ, в основном пыли неорганической, а также угольной пыли, золы углей и сажи [12]. И, как следствие, загрязнение атмосферного воздуха диоксидами серы и азота, взвешенными веществами, формальдегидом и фенолом; питьевой воды — свинцом, кадмием, фенолом и мышьяком; почвы — кадмием, ртутью, мышьяком, цинком [13].

Кроме того, шахтерские города имеют низкий уровень санитарно-технического благоустройства жилого фонда, слабо развита материальная база для привлечения населения к занятиям физической культурой и массовому активному отдыху. Слабая обеспеченность санаториями-профилакториями и дневными стационарами, низкая их пропускная способность затрудняют профилактику профессиональных и производственно-обусловленных заболеваний, реабилитацию и межсменное восстановление работающих на предприятиях угольной отрасли промышленности.

На санитарно-эпидемиологическую ситуацию в шахтерских городах влияет и реструктуризация угольной отрасли промышленности с закрытием угольных шахт. Она сопровождается снижением жизненного уровня населения, неполной его занятостью, ухудшением экологической обстановки, обострением вопросов водо-, тепло- и энергоснабжения жилого фонда, переселения из аварийного жилья. В шахтерских городах по сравнению с другими городами области произошло значительное увеличение уровня заболеваемости болезнями системы кровообращения, эндокринной системы, врожденными аномалиями, большинством социально обусловленных инфекций, и особенно профессиональными заболеваниями. Так, уровень профессиональной заболеваемости за период реструктуризации угольной отрасли промышленности увеличился в 4,2 раза, в других городах области — в 1,9 раза.

Для решения санитарно-гигиенических вопросов при закрытии угольных шахт, дифференцированного, адресного проведения защитных мероприятий по отношению к процессам и объектам разработан «Санитарно-гигиенический стандарт на проведение мероприятий по защите среды обитания и здоровья населения при закрытии угольных шахт в Кемеровской области», ставший региональным гигиеническим нормативом [14].

В последние годы наметилась тенденция сокращения профессиональной заболеваемости в нашей стране. По Кемеровской обл. показатели профзаболеваемости работников также изменились, и особенно на угольных предприятиях (см. табл. 1). Так, до 2002 г . наблюдался рост профессиональной заболеваемости до 125,2 случая на 10 тыс. работающих, а затем с 2002 по 2005 г . — снижение этого показателя до 56.

Однако статистические показатели не отражают истинное положение дел в связи с крайне низкой выявляемостью профпатологии. При этом в стране одновременно растет численность работающих, занятых во вредных и опасных условиях труда, и их удельный вес среди трудоспособного населения. Очевидно, что основная часть профессиональных заболеваний маскируется в структуре общей заболеваемости, в результате отмечается утяжеление первично выявленной профпатологии. Соответственно растет инвалидизация больных с впервые выявленными профессиональными заболеваниями [14]. Так, в Кемеровской обл. число профессиональных больных, впервые признанных инвалидами в 2002 г . , составляло 0,4 на 10 тыс. человек населения, а в 2006 г . — 2,1, т.е. увеличилось в 5 раз [15].

Снижение уровня профзаболеваемости шахтеров Кузбасса возможно обусловлено, в какой-то степени, и реструктуризацией угольной отрасли промышленности, в ходе которой закрывались шахты со слабой механизацией горных работ и особо тяжелыми, вредными и опасными условиями труда и осваивались новые месторождения, открывались шахты с высоким уровнем механизации [5].

Для профилактики профессиональных заболеваний в современных социально-экономических условиях целесообразна научно обоснованная разработка системы мер, направленных на сохранение здоровья трудоспособного населения, подрастающего поколения и в целом населения шахтерских городов. Необходимо обоснование социально-гигиенических и лечебно-профилактических мероприятий по управлению рисками профзаболеваний на угольных предприятиях. Следует использовать методы прогноза индивидуальных рисков различных видов профессиональных заболеваний в зависимости от экспозиционных доз производственных факторов с учетом условий труда и стажа работы. На современной научной основе должен быть определен безопасный стаж работы по ведущим профессиям. Многое может дать разработка методов индикации индивидуальной устойчивости или предрасположенности к профессиональным заболеваниям на основе генетических, физиологических и биохимических маркеров [16].

До введения технических мероприятий по ограничению вредных факторов и с учетом низкой эффективности средств индивидуальной защиты рекомендуются все формы защиты временем (рациональные режимы труда и отдыха, сокращенный рабочий день, дополнительный отпуск) с обязательным мониторингом работающих [17]. В настоящее время ни одной стране мира не удалось добиться полной нормализации условий труда и устранения повышенных рисков для здоровья трудящихся, участвующих в производственных процессах. Однако в каждой стране ведется работа по оптимизации труда в условиях конкретного производства в целях минимизации воздействия неблагоприятных факторов на организм работающих [17].

В связи с высокой профессиональной заболеваемостью в Кемеровской обл. Территориальным управлением Роспотребнадзора и ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Кемеровской области» разработана Концепция профилактики профессиональной заболеваемости в Кемеровской обл. при участии всех заинтересованных организаций: Регионального отделения Фонда социального страхования, предприятий, научных учреждений и Кузбасской федерации профессиональных союзов. Концепция была представлена для рассмотрения на коллегии администрации Кемеровской обл. и одобрена ее решением. Концепция стала основой разработки Региональной программы профилактики профессиональной заболеваемости в Кузбассе на 2005–2008 г г. [18].

Список литературы

1. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Кемеровской области в 2005 г .: Государственный доклад. — Территориальное управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области. — Кемерово, 2006. — С. 70–83.

2. Жуков Е.Л., Селедцова О.В., Щипачев К.В. Организация профпатологической помощи в Кемеровской области // Медицина труда. — 2002. — № 10. — С. 21–23.

3. Условия труда работников и производственный травматизм в Кемеровской области. Статистический справочник. — Кемерово, 2007. — С. 8, 25.

4. Шавлова О.П. Влияние условий труда на состояние здоровья работающих в г. Новокузнецке. Гигиена труда и профпатология: Материалы XXXVIII науч.-практ. конф. — Новокузнецк, 2003. — С. 133–138.

5. Цигельник М.И., Павлов А.Ф., Трубицын А.А. Профессиональная заболеваемость и травматизм в угольной промышленности Кузбасса // Медицина труда. — 2002. — № 10. — С. 9–11.

6. Резник Л.А., Фролов А.В., Васютин А.П. Статистика профзаболеваний и оценка профессионального риска на объектах угольной промышленности Восточного Донбасса // Безопасность жизнедеятельности. — 2007. — № 10. — С. 9–13.

7. Оценка риска заболеваемости рабочих угольных разрезов Кузбасса/ А.М. Олещенко, В.В. Захаренков, Д.В. Суржиков и др.// Медицина труда. — 2006. — № 6. — С. 13–16.

8. Светоносова Ю.С. Гигиена труда и здоровье рабочих угольных разрезов г. Новокузнецка // Гигиена труда и профпатология: Материалы XXXVIII науч.-практ. конф. — Новокузнецк, 2003. — С. 192–193.

9. Панаиотти Е.А., Суржиков Д.В. К вопросу о риске возникновения шумовой и вибрационной патологии у рабочих топливно-энергетического комплекса юга Кузбасса // Гигиена труда и профпатология: Материалы XXXVIII науч.-практ. конф. — Новокузнецк, 2003. — С. 92–97.

10. Функциональные особенности внешнего дыхания у шахтеров/ Ю.А. Чурляев, В.Н. Киселев, Е.Ю. Проничев и др.// Общая реаниматология. — 2007. — Т. III. — № 2. — С. 5–7.

11. Проблема здоровья шахтеров Кузбасса// К.В. Щипачев, Г.К. Додонова, О.Л. Барбараш и др.// Медицина труда. — 2002. — № 10. — С. 12–13. 12. Материалы к Государственному докладу «О состоянии и охране окружающей природной среды Кемеровской области в 2005 году» // Администрация Кемеровской области. — Кемерово: ИНТ, 2006. — С. 128–133.

13. 3енков В.А. Актуальные проблемы гигиены труда и окружающей среды в шахтерских городах // Медицина труда. — 2002. — № 10. — С. 4–6.

14. Измеров Н.Ф. Национальный проект «Здоровье» — роль медицины труда // Медицина труда. — 2007. — № 2. — С. 4–8.

15. Социальная сфера: Статистический справочник. — Кемерово, 2007. — С. 152–151.

16. Евтушенко А.Я., Михайлуц А.П. Исследования по научному обеспечению охраны здоровья шахтеров Кузбасса // Медицина труда. — 2002. — № 2. — С. 8–9.

17. Кислицына В.И. Оценка состояния здоровья рабочих энергетических и угледобывающих предприятий. Гигиена труда и профпатология: Материалы XXXVIII науч.-практ. конф. — Новокузнецк, 2003. — С. 133–138.

18. Опыт работы центра охраны здоровья по организации медицинской помощи шахтерам Кузбасса/ В.В. Агаджанян, В.А. Семенихин, Ю.С. Федоров и др. // Медицина труда. — 2002. — № 2. — С. 27–28.

Таблица 1

Угольные предприятия

Профзаболеваемость работников по годам (количество случаев на 10 тыс. работающих)

2001

2002

2003

2004

2005

Кузбасса

113,3

125,2

91,7

83,6

56,0

Кемеровской обл.

18,4

20,2

14,5

13,7

10,8

Российской Федерации

2,2

2,2

2,1

2,0

1,6

Таблица 2

Виды экономической деятельности

Заболеваемость в Кемеровской обл. на 10 тыс. занятого населения по годам, %

2001

2002

2003

2004

2005

Добыча каменного угля

113,3

125,2

91,7

83,6

56,0

 

Производство машин и оборудования, электрических машин и электрооборудования

15,2

22,5

16,5

14,2

13,6

Металлургическое производство

17,2

15,6

10,1

9,1

13,6

 

Сельское хозяйство

5,2

5,7

6,1

6,0

4,7

 

Прочие

1,9

2,2

1,9

1,8

1,7