Управление Ростехнадзора по Калужской области

В ожидании «прорывных» технологий


Елена ТЕЛЕГИНА, директор Института энергетики и геополитики России, д.э.н., профессор,
Людмила СТУДЕНИКИНА, РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, к.э.н.

Для сохранения инновационного вектора развития российскому нефтегазовому бизнесу в ближайшее десятилетие необходимо инвестировать в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) около 1 млрд долл.

Условия работы нефтегазовых компаний на мировом энергетическом рынке существенно усложнились. Растет удаленность районов потребления углеводородов от мест их добычи и увеличиваются затраты на обустройство новых месторождений нефти и газа. Расширяется шельфовая зона геологоразведки. Когда же при этом геологические риски практически целиком ложатся на компании-инвесторы, то замедляется приращение новых стратегических запасов и становится неизбежным рост диверсификации энергетических активов.

Необходимое условие снижения стремительно возрастающих рисков долговременного периода в сфере добычи углеводородного сырья, а также способ существенно повысить ликвидность текущих активов с одновременным снижением затрат на новые геологические открытия — инновационное развитие нефтегазового комплекса. Для сохранения и упрочения своих конкурентных позиций, снижения издержек и поиска альтернативных возможностей большинство крупнейших корпораций финансируют развитие научных исследований и разработок в беспрецедентных объемах.

Инвестиционные потребности мировой энергетики на ближайшие тридцать лет оцениваются на уровне 16 трлн долл. (или 550 млрд долл. в год). Прогнозы основываются на данных Международного энергетического агентства, которое определяет рост мирового энергетического рынка до 2030 г. более чем на две трети при годовом приросте спроса на 1,7%. В то же время эти величины составляют не более 1% мирового валового национального продукта (ВНП), различаясь по странам и отдельным регионам весьма значительно. Следует отметить, что еще лет десять назад суммарные инвестиционные потребности мировой энергетики составляли около 3-4% мирового ВНП, однако их абсолютные величины в прогнозах практически не меняются, находясь в диапазоне 500—600 млрд долл. в год. А об относительном снижении до 1% можно говорить вследствие роста производимого в мире валового национального продукта. При этом инвестиционные потребности первого десятилетия нового века составят 455 млрд долл. в год, постепенно увеличиваясь к третьей декаде (2021—2030 гг.) до 620 млрд долл.

Таким образом, в энергетику ожидается приток инвестиций в гораздо больших объемах по сравнению с предшествующим тридцатилетним периодом в реальном выражении с учетом инфляции. Особенно это касается развития сектора производства электро- и тепловой энергии, где потребность в инвестициях возрастает троекратно и составляет до 60% от общих инвестиций в энергетику (рис. 1). Потребности нефтегазового сектора оцениваются в 19% мировых (около 3 трлн долл. в каждую из отраслей, или менее 200 млрд долл. в год), в угольную отрасль — около 2% (суммарно 400 млрд долл.).

Рис. 1. Необходимые инвестиции в мировую энергетику в 2004—2030 гг.

При этом 51% от общей суммы инвестиций будет направлен на ремонт или замену существующего оборудования в энергетике для поддержания текущего уровня потребления энергоресурсов.

Оставшиеся 49% требуемых финансовых вливаний послужат расширению производственных мощностей в целях обеспечения растущего мирового спроса на отдельные виды энергоносителей.

Существенным изменением в инвестиционном процессе можно считать все больший перенос центра тяжести финансирования масштабных энергетических проектов с государственных обязательств на частный сектор — как в региональном, так и международном масштабе. При этом увеличиваются риски, которые требуют обязательного страхования по достаточно высокой цене. В этой связи возрастает роль национальных правительств не столько в организации и финансировании больших проектов, сколько в создании благоприятной политико-экономической среды и предсказуемых условий для инвестиционной активности в сфере энергетики, в том числе и для глобальных мегапроектов.

Инвестиционная активность в энергетическом секторе концентрируется прежде всего в сфере приобретения ликвидных запасов углеводородного сырья для повышения активов и роста капитализации энергетических нефтегазовых компаний, а также в развитии так называемых инфраструктурных проектов, предусматривающих строительство и реконструкцию теплоэлектростанций на базе собственного углеводородного сырья, которые позволяют получать высокий доход путем продажи производимой энергии.

При повсеместно растущем спросе на энергоресурсы большинство крупных нефтегазовых корпораций все большую часть своих растущих доходов направляют на увеличение доли исследований и разработок по новым технологиям добычи углеводородов, их переработки и синтеза, по производству альтернативных видов моторного топлива.

Для обеспечения экстенсивного приращения ресурсной базы необходимы интенсивные методы освоения новых перспективных участков недр, что требует долговременных вложений с неопределенным сроком возврата. Усложнение структуры нефтегазового бизнеса на фоне повышения рисков его развития в условиях неопределенности мировой экономической конъюнктуры вызывает необходимость усиления инновационной составляющей как главного импульса развития. Современная фаза мирового экономического роста как нельзя лучше подходит для широкомасштабного применения новых исследований и разработок в энергетике, при этом требования рынка ныне опережают предложения в сфере НИОКР.

В ближайшие 15-20 лет вполне реально применение водорода как альтернативного моторного топлива, что резко повлияет на объемы нефтепереработки и существенно сократит долю рынка для нефтегазовых компаний. Своевременная ориентация на выбор оптимальной стратегии развития поможет нефтегазовым компаниям выстоять и в фазе экономического спада, а также обеспечит устойчивое развитие всей энергетики как основы обеспечения глобальной энергетической безопасности на длительную перспективу.

Развитие инноваций — это естественное стремление нефтегазовых компаний успешно развивать свой бизнес в складывающихся рыночных условиях. В целом компании осуществляют инновации с целями:

  • снижения затрат в профильном бизнесе и улучшения экономических показателей компаний;
  • уменьшения влияния производства на окружающую среду;
  • для вывода на рынок новых технологий, что позволяет занять определенную нишу и использовать технологии наиболее коммерчески эффективно;
  • для кардинального перераспределения позиций на рынке при помощи революционных технологий.

Разработка и внедрение инновационных технологий — трудоемкий и дорогостоящий процесс, требующий участия многих сторон: государство — частные компании — институты.

В развитых странах около, а то и более половины инвестиций в НИОКР осуществляет не государство, а частные компании. В Японии корпоративный сектор финансирует до 70% научных и проектных исследований.

Министерство торговли и промышленности Великобритании недавно опубликовало доклад, в котором приведены данные за 2006 г. по объемам средств, затраченных коммерческими структурами на научно-исследовательские работы. Согласно этим цифрам немногим менее половины общемировых затрат на эти цели — 41, 3 % — принадлежит американскому бизнесу. Ближайший преследователь США — Япония (19,5% от общемировых затрат). В десятку наиболее активных на этом поприще стран также входят Германия (10,3%), Франция (5,7%), Великобритания (5,3%), Швейцария (3,6%), Южная Корея (2,9%), Нидерланды (2,2%), Швеция (1,7%) и Финляндия (1,3%). На долю всех остальных государств мира приходится лишь 6,2%.

В нефтегазовом секторе ведущими странами по разработке и внедрению инновационных технологий являются США и Великобритания.

Данные о нефтегазовых компаниях — лидерах по внедрению НИОКР приведены в табл. (соотношение фунта стерлинга и доллара находится примерно в диапазоне 1,9-2. — Прим. ред.).

 

Компании — лидеры по внедрению НИОКР

Компания

Инвестиции в НИОКР
2005—2006 гг.

Прибыль и реализация

Рыночная капитализация

млн ф. ст.

% в год

Реализация НИОКР, %

Рост доходов от текущей 
деятельности,%

Реализация,
млрд ф. ст.

млрд ф. ст.

% в год

Total, Франция

484

6

0,6

20,0

84

87,3

-4

ExxonMobil, США

4153

10

0,2

18,3

185

241

7

Shell, Великобритания

342

6

0,2

14,5

179

124

-5

British Petroleum(BP), Великобритания

292

14

0,2

12,4

145

126

-8

Petrobras, Бразилия

232

61

0,7

26,3

32,8

57,7

61

PetroChina, Китай

231

9

0,6

35,8

39,9

117

24

Chevron, США

184

31

0,2

14,9

101

83,9

11

Sinopec, Китай

1620

48

0,3

8,5

59,4

35,7

48

ENI, Италия

139

-21

0,3

23,7

50,7

66,0

-1

Statoil, Норвегия

92

4

0,3

24,0

33,6

37,3

23

ConocoPhillips, США

73

-1

0,1

14,9

94,0

65,8

22

Norsk Hydro, Норвегия

62

-6

0,4

27,0

15,0

20,3

30

 

Риски технологического, политического и нормативно-правового характера присущи нефтяной отрасли изначально. Капитализация компании зависит от того, каким образом она управляет своей хозяйственной деятельностью и инвестициями в постоянно изменяющейся бизнес-среде. Представление о динамике затрат нефтяных компаний на НИOКР дает рис. 2.

Источник: Tomorrows Energy: A perspective on Energy trends, February, 2006

Наиболее сложной является работа по совершенствованию и внедрению новых технологий в сфере «апстрим» — начиная от сейсморазведки до технологий бурения, включая быстро развивающуюся промышленную добычу нефти и газа на шельфе морей и океанов.

В настоящее время коэффициент извлечения нефти составляет в среднем 35%. При использовании современных технологий он может достичь 70%. А ведь при условии сохранения темпов роста спроса на нефть на мировом рынке на уровне 1,5—2% в год повышение нефтеотдачи всего лишь на 1% дает возможность поставить на рынок дополнительные объемы нефти, равные ее нынешней годовой добыче.

В усовершенствование существующих технологий с целью их оперативного внедрения в производство, а также в принципиально новые разработки, которые могут существенным образом повлиять на работу компании и отрасли в целом, ExxonMobil инвестирует свыше 600 млн долл. в год. Shell в сферу НИОКР ежегодно направляет около 500 млн долл.

Крупнейшие российские компании тратят значительно меньше. «Газпром» — около 100 млн долл. в год, «ЛУКОЙЛ» — 24 млн долл. Вместе с тем для сохранения инновационного вектора развития российскому нефтегазовому бизнесу в ближайшее десятилетие необходимо влить в инновационные программы около 1 млрд долл.

Рекордно высокие прибыли, получаемые международными корпорациями благодаря росту спроса на энергоносители и высоким нефтяным ценам, позволяют существенно увеличить бюджеты на НИОКР. Это дает основания надеяться на появление в ближайшие 10-15 лет «прорывных» технологий и новых открытий, которые поднимут инвестиционную активность в энергетическом секторе, что, в свою очередь, приведет к расширению рынка инновационных технологий.