Управление Ростехнадзора по Калужской области

Экспертиза проектов: нет худа без добра

Чтобы получить достойный результат, строительство пришлось задержать на два года

Евгений МИНАЕВ, Геннадий ЧЕГАСОВ, эксперты НГБ «Энергодиагностика»

ТЭЦ-27 (Северная), расположенная в Московской области, — самая молодая в системе «Мосэнерго». Первая очередь (два блока) введена в эксплуатацию в декабре 1992 г. К сооружению второй очереди приступили год назад. Сейчас работы идут на третьем блоке — ПГУ-450. Активное движение общественности против строительства Северной ТЭЦ вынудило руководство СССР создать Правительственную комиссию по экологической экспертизе проекта. Председателем экспертной комиссии был назначен Евгений Минаев (в то время заместитель председателя Госкомприроды СССР, начальник Главной Государственной экологической экспертизы), заместителем — Геннадий Чегасов (в то время зам. начальника Главного управления Государственной экспертизы проектов и смет Госстроя СССР).
Сегодня эксперты НГБ «Энергодиагностика» Евгений МИНАЕВ и Геннадий ЧЕГАСОВ вспоминают…

Проект Северной ТЭЦ, представленный на экспертизу в 1989 г., заметно отличается от того, который получился в итоге. Разумеется, произошло это не само собой. Не надо думать, будто энергетики совсем не заботились о том, чтобы проект был современным. В нем было немало положительного, и начнись строительство десятью годами раньше, все прошло бы без осложнений. Но стройка началась в интересное время, когда влияние на события оказали эксперты и общественность.

Общественность встала намертво — вообще не нужна нам эта ТЭЦ! Мы ее не пустим! А эксперты твердили, что пускать надо, но только очень чистую. Нашей задачей было доказать, что станция необходима (и по электрическим, и по тепловым нагрузкам), поэтому надо сделать ее экологически допустимой.

Сопротивление общественности оказалось чрезвычайно упорным. Жителей понять можно, но ведь и без политики дело не обошлось, некоторые имя себе на этом делали. Покричат в свое удовольствие на заседании экспертного совета — и демонстративно покинут зал. В общем, настоящая война.

Какие же доводы мы слышали?

Противники строительства твердили, что выбросы ТЭЦ самым разрушительным образом повлияют на качество воды в водохранилищах, Клязьминское и вовсе станет кислым; что окислы азота уничтожат Лосиный остров; что дымящие трубы испортят ландшафт.

Сторонники настаивали, что без этой станции невозможно развивать северную часть Москвы и Мытищи, строительство жилья тормозится; что ТЭЦ-16, -21 и -23 перегружены, и даже не в очень морозные дни в Медведкове, Бибиреве, Отрадном, Дегунине, Бескудникове, Лианозове люди отчаянно мерзнут. Столбики термометров в квартирах едва дотягиваются до 12 градусов, и при таком дефиците тепла может случиться большая беда. Убеждали, что экологическая обстановка с пуском ТЭЦ только улучшится, так как можно будет закрыть три сотни угольных котельных.

Когда проводили экспертизу, схлестнулись две группы непримиримых противников. В экспертную комиссию входили 69 человек, 34 из которых — общественность, напрочь отрицавшая необходимость ТЭЦ, и потому заключение той экспертизы получилось удивительным — и да, и нет. Все, кто понимал необходимость ТЭЦ, были за то, чтобы строить, но при улучшении ряда технических решений.

Прежде всего мы выступали за то, чтобы и основным, и резервным топливом был газ, а не газ/мазут, как первоначально планировалось, и лишь в том случае, если газ исчезает, кратковременно будет использован мазут.

Следующий абсолютно принципиальный момент, на котором настаивала общественность, — оснащение ТЭЦ дожигателями-катализаторами, способными нейтрализовать окислы азота на выходе из дымовой трубы. И такое решение было принято: в Дании купили катализаторы.

Далее. Правительство нашло деньги, чтобы привлечь зарубежных экспертов, которые изучали последствия влияния ТЭЦ на окружающую среду. В частности, им предстояло дать ответ на вопрос, станет ли Клязьминское водохранилище под воздействием выбросов непригодным? Доказали, что водохранилища не пострадают. Выводы иностранцев не оставили сомнений: фоновая составляющая позволяет ввести ТЭЦ.

Разумеется, в проекте были недоработки, которые экспертная комиссия рекомендовала устранить. Например, рекомендации касались того, как свести к минимуму потери воды и не сбрасывать ее в водохранилища.

В том, чтобы усовершенствования проекта состоялись, исключительную твердость проявили бывший гендиректор «Мосэнерго» Нестор Иванович Серебряников и директор института «Мосэнергопроект» Наум Михайлович Сандлер. Они приняли к исполнению рекомендации, реализовали их в чертежах, добились покупки катализаторов. Квалифицированный авторский надзор следил за тем, чтобы строили хорошо.

Теперь о результатах. Достижением является уже то, что станция появилась. Произошло это благодаря настойчивости «Мосэнерго», помощи правительства Москвы, правительства страны, Госкомэкологии России, Госстроя России, которые не поддались прессингу, а сумели разобраться и сказать: проект хороший, его надо реализовывать. Шантаж не прошел, но технические решения улучшились благодаря активному сопротивлению общественности. Была придумана система уменьшения сбросов и нейтрализации выбросов, что серьезно снизило воздействие на окружающую среду. Кроме того, как и предполагалось, удалось закрыть немало угольных котельных, и экологическая ситуация в этой части столицы и области улучшилась.

С вводом ТЭЦ-27 появилась возможность модернизировать оборудование на двух станциях, обеспечивающих теплом и электричеством северную часть города. То, что городу не хватает энергетических мощностей, все увидели 25 мая 2005 г., а что было бы, останься Москва без Северной? Эксперты заглядывали в будущее, подразумевая развитие города, и оказались правы.

ТЭЦ-27 не только спасла от холода северную часть Москвы и южную часть Мытищ — она вполне может служить эталоном. Мало того, что она хорошо построена по хорошему проекту. «Мосэнерго» не остановилось на достигнутом, решив модернизировать станцию. Там ввели парогазовую установку с хорошим КПД использования топлива. А что значит увеличение КПД? Уменьшение расхода топлива, повышение экологичности. Кстати, почти тезка московской — Северо-Западная ТЭЦ в Питере — теперь тоже использует парогазовую технологию, и образцом послужила наша станция.

Так что нет худа без добра. Худо, что задержали сооружение станции на два года, чем в определенной степени затормозили строительство жилья на севере города. Добро — что за это время сумели технически усовершенствовать объект, который без всякой натяжки можно назвать одним из лучших в Европе