Управление Ростехнадзора по Калужской области

Аварийные разливы в поймах рек


Нефть и ее производные в России находятся в числе главнейших загрязняющих веществ. Все стадии жизненного цикла «черного золота» связаны с негативным воздействием на экологическую обстановку. Среди основных причин нефтяного загрязнения окружающей среды – нештатные ситуации на МТТ, и наиболее уязвимы в этом отношении подводные переходы трубопроводов, отличающиеся повышенной аварийностью.

В среднем при одном аварийном разливе нефти объем утечки составляет около 2 тонн. При попадании в водоем одна тонна этого продукта может образовывать пленку на площади до 2,5 км2, которую течением способно распространить на расстояние до 200 км от места аварии, а период полной регенерации реки, подвергшейся негативному воздействию, может длиться четверть века.

Аварии на подводном переходе характеризуются экстремальной залповой нагрузкой на биогеоценоз, особенно на гидросферу. Наиболее чутко на подобное негативное воздействие реагируют малые реки, выступая в качестве буфера для поллютантов при формировании гидрологического, биохимического и биологического режима более крупных водотоков.

Загрязнение почв в условиях паводково-пойменных комплексов малых рек также опосредованно отражается на состоянии гидрографической сети, так как пойменные почвы являются геохимическим барьером, снижающим скорость миграции нефти в поверхностный водоток. Глубина проникновения и характер миграции нефти в профиле пойменных почв зависят от множества факторов. По нашим данным, нефть, концентрируясь в органогенных горизонтах на начальном этапе, в дальнейшем распределяется по всему почвенному профилю. Загрязняя грунты зоны аэрации (до первого от земной поверхности водоносного горизонта), нефть скапливается в почвенном профиле.

Управлением был проведен анализ последствий аварийных разливов нефти при разгерметизации нефтепроводов в паводково-пойменных комплексах малых природных водотоков (рек Бишинды, Нурлинка и Улуир) в сходных природно-климатических условиях (в весенний период), однако развитие поставарийных событий отличалось по характеру принимаемых мер.

Бишинды

В пойме этой реки разгерметизация нефтепровода произошла в начале марта 2006 года в 200 метрах от уреза воды. Нефтяной поток попал в реку в день обнаружения утечки, и уже в течение суток нефть распространилась до устья Бишинды (6 км). Максимальные концентрации нефтепродуктов в воде (до 100 ПДКр.х.) были выявлены на вторые сутки после аварии на участке до 2 км от места аварии. Сооружение заградительного вала из подручных материалов (грунта) непосредственно перед урезом воды позволило предотвратить дальнейшее экстремальное загрязнение природного водотока, но привело к растеканию нефти в пойме реки на площади 8,11 га и повышению уровня загрязнения почвенного покрова на глубине до уровня залегания грунтовых вод.

В дальнейшем ниже по течению от места входа нефтяного потока (2–6 км) высокие концентрации растворенных и эмульгированных нефтепродуктов в воде, несмотря на принятые меры (снятие ледового покрова, установка боновых заграждений, сбор нефтяной пленки), определялись в более длительном временном интервале, что косвенно подтверждает наличие «проскока» в водоток значительного объема нефти в первоначальный период времени, потребовавшийся для сооружения заградительной дамбы.

В результате обследований загрязненного участка после проведенного комплекса рекультивационных мероприятий (на второй и третий год) установлен очень высокий остаточный уровень загрязнения почвы нефтепродуктами (более 5 г/кг) на глубине до двух метров и наличие в профиле скоплений нефтепродуктов, которые при определенных гидрологических условиях «разгружаются» в поверхностный водоток на смоченном периметре путем инфильтрации из нефтезагрязненного грунта.

Бишинды является притоком реки Усень, основной водной артерии Туймазинского района Башкортостана, численность которого составляет 55 тысяч человек. Таким образом, загрязнение нефтью поймы малой реки может существенно сказаться на качестве жизни населения этого и других, лежащих ниже по течению, районов.

Улуир

В качестве другого примера развития поставарийной ситуации можно привести комплекс мероприятий по ликвидации последствий аварии на магистральном нефтепроводе в конце января 2008 года на водосборе реки Улуир. При разливе нефти произошло загрязнение русла ручья талых вод и прилегающей территории на значительной площади. В соответствии с планом ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН) на пути нефтяного потока в русле ручья были сооружены дамбы с водоперепускными устройствами. На момент аварии маловодность ручья не позволила оперативно собрать необходимый объем воды на водоперепускных дамбах (ВПД) для создания гидрозатвора, и нефть стекала по руслу фактически пересохшего ручья, вследствие чего произошло загрязнение почвенного покрова на глубину до 1 метра. В дальнейшем каскад ВПД благодаря накопившемуся объему воды позволил минимизировать площадь загрязнения при таянии остатков загрязненного снега. Однако за время возведения ВПД нефтяной поток успел «проскочить» за пределы локализованного участка, о чем свидетельствуют результаты контроля воды ручья ниже по течению от последней дамбы. В апреле, с наступлением весеннего паводка, в течение нескольких суток в воде ручья были зафиксированы значительные концентрации растворенных и эмульгированных нефтепродуктов (от 2 ПДКр.х. до 9 ПДКр.х.).

Нурлинка

В противоположность вышеописанным вариантам развития поставарийных событий приведем комплекс мер по ликвидации последствий аварийного разлива нефти вследствие разгерметизации магистрального нефтепровода в пойме реки Нурлинка (апрель 2009 года). Особенностью данного водотока является наличие на русле каскада небольших прудов рекреационного назначения. Наибольшему негативному воздействию нефтяного загрязнения подвергся первый от места утечки пруд, в воде верховьев которого в день обнаружения разлива содержание растворенных и эмульгированных нефтепродуктов достигало 75 ПДКр.х. В результате ликвидационных мероприятий (частичного снятия ледового покрова, установки боновых заграждений, сбора нефтяной пленки, сооружения специального водоперепуска) удалось не допустить распространения загрязнения ниже по течению. Фактически содержание растворенных и эмульгированных нефтепродуктов в воде ниже первого пруда незначительно превышало нормативные концентрации (до 3 ПДКр.х.) в течение двух суток. Негативное воздействие на почвенный покров было пренебрежимо мало, так как разгерметизация нефтепровода произошла в непосредственной близости от водотока, а контакт нефти с почвой был минимальным. Загрязнение почвенного покрова произошло вдоль береговой кромки пруда.

***

Таким образом, исходя из результатов анализа развития поставарийных событий на примере трех малых природных водотоков, загрязненных при аварийных разливах нефти в паводково-пойменных комплексах, приходим к выводу, что для повышения эффективности ликвидационных мероприятий при их планировании следует максимально полно учитывать условия и характеристики конкретных водных объектов, находящихся в потенциальной опасности загрязнения. Более того, необходимо постоянно совершенствовать планы ЛАРН.

Валентина САФАРОВА, начальник ГУ Управление государственного аналитического контроля Минприроды Республики Башкортостан, д.х.н.

Ильдус ГАЛИНУРОВ, начальник отдела инспекционного контроля почвы и отходов ГУ УГАК Минприроды РБ (Уфа)