Управление Ростехнадзора по Калужской области

Взрыв, умноженный на халатность.

11 августа 1993 года в г. Губкине Белгородской области по городской радиотрансляционной сети было сделано страшное объявление: в карьере Лебединского горно-обогатительного комбината (ГОК) произошел несанкционированный взрыв скважинных зарядов, имеются пострадавшие и погибшие. С этого момента весь город с напряжением ждал известий о ходе спасательных работ. К вечеру стало известно точное число погибших - 12 человек.


Вроде бы по масштабам тяжести последствий данный случай относится к местной чрезвычайной ситуации (погибло не более 50 человек), да и в дальнейшем в средствах массовой информации редко встретишь упоминание о нем. Но, на наш взгляд, на причины и последствия взрыва следует обратить пристальное внимание, поскольку на данный момент в Российской Федерации популярность разработки карьеров именно взрывным способом остается высокой, и правильно сделанные выводы из произошедшего могут не только принести пользу, но и спасти десятки, а то и сотни человеческих жизней.

ОАО "Лебединский ГОК" сегодня - это одно из крупнейших в России предприятий по добыче и обогащению железной руды и производству металлургического сырья, функционирующее на базе Лебединского месторождения железных руд Курской магнитной аномалии. Кроме того, Лебединский карьер является крупнейшим в мире, за год в нем вскрывается более 20 млн. м3 пород.

В девяностых годах для вскрытия пород применялся метод скважинных зарядов, в качестве взрывчатых веществ использовались гранулотол, граммониты и акватол Т-20Г, рассредоточенные заряды инициировались отрезками детонирующего шнура. Само предприятие взрывных работ не вело, в его компетенцию входило подготовка буровых скважин для последующей зарядки их взрывчатыми веществами. Для выполнения этого этапа буровзрывных работ привлекалось стороннее предприятие АО "КМАвзрывпром". Для каждой новой скважины разрабатывался совместный проект, обеспечивающий полную безопасность проводимых работ. Так и было вплоть до 11 августа 1993 года, когда в 14 час. 27 мин. в карьере произошел несанкционированный взрыв.

Как же могло такое произойти, когда все случайности вроде бы предусмотрены и ситуация не должна выйти из-под контроля? Оказывается, многое из предписанного выполнялось с нарушениями, некоторые из правил не выполнялись вообще. После произошедшего разобраться в факторах, вызвавших инициирование взрывной сети было тяжело, поскольку взрыв был такой мощности, что унес не только жизни всей бригады взрывников, но и причины случившейся трагедии. И все же специальная комиссия, назначенная приказом Госгортехнадзора России, выявила целый ряд нарушений, совокупность которых и привела к ЧС. Бригада взрывников, состоящая из 6 человек, погибла, скорее всего, из-за собственной халатности. Кроме того, погибли и получили травмы различной тяжести находившиеся в опасной зоне ремонтные рабочие и машинисты карьерных установок, которые, кстати, должны были быть выведены из опасных зон даже при монтаже взрывной сети. Общее число жертв составило, как мы уже сказали, 12 человек, еще пятеро получили тяжелые травмы и три человека - травмы средней тяжести. 13 единиц техники выведены из строя.

Поскольку все "вещественные доказательства" уничтожило мощнейшей взрывной волной, точную причину трагедии так и не установили, определив лишь несколько возможных. Вот только некоторые из них:

  • нештатные действия взрывперсонала при выполнении технологических регламентов производства работ по монтажу взрывной сети;
  • использование при монтаже взрывной сети детонирующего шнура, имеющего отклонения от технических условий;
  • использование водонаполненного взрывчатого вещества акватол Т-20Г (20 % тротила и 80% аммиачной селитры) местного приготовления при зарядке взрывного блока, имевшего участки с повышенным содержанием сульфидов в горных породах, в результате чего началась самопроизвольная химическая реакция взаимодействия сульфидсодержащей руды и аммиачной селитры с выделением тепла, что могло привести к нагреванию капсюля-детонатора выше его критической температуры с последующей его детонацией;
  • низкая производительная и технологическая дисциплина в коллективе АО "КМАвзрывпром".

Кроме того, сам проект содержал существенные недоработки:

  • не определен порядок и организация работ по выводу людей из опасных зон;
  • имелись расхождения с Госгортехнадзором России по поводу использования акватола Т-20Г при сульфидных породах;
  • не была определена очередность операций по монтажу взрывной сети.

Ко всему прочему, не хватало людей для полноценного проведения буровых работ. Вместо необходимых 33 человек непосредственно в работе участвовали только 10. Взрыв блоков был запланирован на 12 августа, но бригада к сроку не успевала, и поэтому работа велась в спешке и с нарушениями технической документации (например, преждевременный монтаж взрывной сети был произведен до завершения остальных операций).

Все это, и еще ряд причин свидетельствует о том, что работа с нарушениями велась уже продолжительное время. У работников обоих предприятий росла уверенность, что все эти требования, выполнение которых занимало много времени и сил, излишне завышены, и якобы вполне можно обойтись без них. Такое пренебрежение техникой безопасности и породило трагедию, масштаб которой можно представить, исходя из количества заложенных взрывных веществ (280 тонн). Поднятая взрывом горная масса впечатляла своими размерами. Даже прибывшая на место ЧС тяжелая техника не смогла разобрать образовавшийся завал за 20 дней.

Поскольку чрезвычайная ситуация не выходила за пределы комбината и угрозы населению не предвиделось, работы по ликвидации последствий взрыва проводились руководством компании "Лебединский ГОК" и объектовой комиссии по чрезвычайным ситуациям. Со стороны КЧС была оказана помощь силами и средствами различных городских служб. Зато относительно участия городских органов управления РСЧС позиция руководства ЛГОК была крайне отрицательной: не предоставлялась даже информация о сложившейся ситуации, поэтому большая ее часть, добытая окольными путями, ставилась под сомнение.

Несмотря на это, в проведении аварийно-спасательных и других неотложных работ приняли участие силы РСЧС и гражданской обороны г. Губкина - отделения военизированного горно-спасательного отряда, части пожарной охраны, станция скорой медицинской помощи центральной районной больницы г. Губкина, медицинские учреждения г. Старый Оскол, личный состав городского отдела внутренних дел, невоенизированное формирование гражданской обороны ЛГОК и трудовые коллективы структурных подразделений комбината и АО "КМАвзрывпром".

Поиск погибших и пострадавших осуществлялся военизированным горно-спасательным отрядом совместно с личным составом пожарных частей. Останки 11 погибших были обнаружены в первые сутки ЧС, тело 12-го погибшего нашли только 30 августа, в ходе разборки экскаваторами горной массы, поднятой взрывом. Поиску погибших и пострадавших мешала загазованность воздуха продуктами взрыва, что свело на нет возможность использования служебно-поисковых собак, а также сильная запыленность частичками горной породы. Целых два дня понадобилось прибывшим пожарным бригадам для осаждения поднявшейся пыли водой.

Жертв могло бы быть и больше, если бы не оперативность действий скорой медицинской помощи, прибывшей из центральной районной больницы через полчаса после взрыва. Все машины были полностью оснащены техникой, позволяющей оказывать медицинскую помощь и обеспечить транспортировку тяжело травмированных пострадавших в больницу. На станции переливания крови после объявления по радио образовалась очередь из желающих помочь пострадавшим, всего за 6 часов кровь сдали почти 300 человек.

Следует отметить, что руководство Лебединского ГОК не отвернулось от семей пострадавших и погибших работников, выплатив им дополнительно по 1 млн. рублей на каждого погибшего и определив ежемесячное пособие в размере заработной платы погибшего. Помогли семьям, оставшимся без кормильца, и руководители некоторых иностранных фирм, которые сотрудничали с ЛГОК.

Будем надеяться, что ошибки, ставшие причиной такого исхода, не останутся забытыми, а руководство компании, помня о жертвах своей беспечности, сделает все возможное, чтобы они оказались последними. Немалая ответственность за потерянные человеческие жизни лежит и на органах надзора за техникой безопасности и контроля деятельности руководителей предприятий по предупреждению чрезвычайных ситуаций. Не сомневаемся: будь нарушения выявлены и исправлены задолго до трагедии, в истории катастроф России не было б еще одной печальной страницы - взрыв на Лебединском карьере.