Управление Ростехнадзора по Калужской области

Юридическая антропология как одна из областей отечественной науки о праве

Однако, сторонники отождествления антропологии права с ее философской составляющей, указывая, что антропология права является учением о человеке как существе, созданную правопорядком [1, с. 30], и включая в поле исследований этой антропологии часть вопросов, которые содержательно лежат в юридическом ее измерении (например, проблемы правового плюрализма, зависимости человека от социальных структур) [19, с. 30, 32], привносят в методологию философской составляющей антропологии права позитивистские подходы и частично охватывают проблематику юридической антропологии.

Наблюдается и противоположная тенденция: другая группа ученых отождествляет антропологию права (А. Иванов, П. Баранов, В. Верещагин, А. Ковлер, В. Курбатов, А. Овчинников) или, по другой терминологии, правовую антропологию (В. Бочаров, М . Дамирли, В. Тишков) исключительно с юридической составляющей последней - юридическим антропологией [8, 10, с. 51-52- 12, с. 19- 13, с. 20-36- 18, с. 6- 21, с. 737], хотя некоторые из них в ее рамках исследует, помимо классической юридико-антропологической проблематики, соотношение понятий "-человек"-, "-индивид"-, "-личность"- (относя антропологию права с двумя ее измерениями в структуру философии права) [21, с. 740-746], а также рассматривает некоторые проблемы классификации прав человека, международных последних, международного гуманитарного права, биоэтики [13, с. 375-410, 425-462], которые являются предметом изучения отдельных разделов философии (философской антропологии), общей теории права, международного публичного права и тому подобное.

Стоит упомянуть, что в странах англосаксонской правовой системы философско-антропологические проблемы человеческой природы является отнесены к "-ведению"- философии права, не будучи выделенными в отдельный ее раздел. -Эмпирический материал накапливается в рамках юридической этнографии, юристы-этнологи интерпретируют эмпирические факты относительно экологии и культуры конкретных этнических групп, а юристы-антропологи сравнивают все полученные данные и обобщают их в суждения относительно природы, развития и значения права [24, р -55].

Все вышеперечисленное, конечно, затрудняет систематизацию антропологических знаний в Украине, создает препятствия в понимании предмета и методологии отечественной антропологии права.

Отметим, что относительно четкое разграничение "-сфер влияния"- антропологии права и философии права в отношении проблематики "-человек - право"- возможно, по нашему мнению, при нескольких условиях: во-первых, отнесение к структуре философии права антропологической составляющей, методологической основой которой являются выводы философской антропологии как одной из разновидностей антропологии, однако такого, что не охватывает все возможные антропологические науки и дисциплины, а имеет более или менее определены границы философско-антропологического розмислу (подробнее о понятии антропологической составляющей философии права речь пойдет в статье III), во-вторых , "-вынос"- за рамки исследований антропологии права ее философского измерения в качестве антропологической составляющей философии права и оставлении в антропологии права только измерения юридического - исследование права как элемента культуры соответствующего общества, в-третьих, признание за антропологией права (ее юридическим измерением) статуса отдельной юридической науки, которая не является частью философии права, имея свой предмет и методологию, основанную прежде всего на етнолого-антропологическом исследовательском подходе- в-четвертых, избежание терминологического дублирования названий антропологической составляющей философии права и отдельного науки антропологического направления (первую предлагается назвать "- философско-правовой антропологией "-, а вторую -"- юридической антропологией "-или, заимствовав термин из соответствующих англо-американских исследований,"- юридической этнологией "-("- legal ethnology "-) или"- этнологией права "-("- ethnology of law "-), как, Кстати, уже сделали некоторые ученые [7, с. 15- 11, с. -77]).