Управление Ростехнадзора по Калужской области

Понятие и виды истины в уголовном судопроизводстве

Понятие истины в уголовном судопроизводстве

В течение нескольких веков теоретики и практики уголовного права пытаются дать определение понятию «истины» в уголовном процессе. Дефиниции, которыми определяется эта непростая теоретическая категория уголовного судопроизводства, не претендуют на постулаты. Попробуем рассмотреть понятие истины в контексте его исторического развития в уголовном процессе.

 

Разнообразие определений истины, которые приводятся в юридической литературе, обусловленная взглядами, царившие в ту или иную историческую эпоху.

 

Всплеск интереса к этой категории в уголовном судопроизводстве России был обусловлен судебно-правовой реформой, которая проходила в этой стране в 60-х годах XIX в. Однако истоки данной проблемы заложены значительно раньше и берущими начало из логики и права античных времен.

Истина (veritas), или истинное предположение - это «соответствие утверждение или отрицание какого-либо соотношения его действительной наличия или отсутствия между существующими соотношениями вещей, их идей и законов». Истине противопоставляется ошибочное (falsitas) предположение, а принятие истинного предположения за неправильное и наоборот является ошибкой (error). Истина признается достоверной (certa), когда соотношение, утверждается или отрицается, в действительности оказывается существующим или несуществующим и подлежит проверке. Когда проверка невозможна и истина не может быть установлена предназначенным для этого путем, как следствие получаем или вероятность, или невозможности, или только допустимости; вместо знания - мнение, сомнение (dubium), незнание (ignorantia). Критерий достоверности истины, то есть возможность ее выявления проверкой, является очевидность истины (evidentia), а решимость принять известную мысль за истинную или ложную и положить ее в основу своей деятельности или отклонить ее является убеждением (conviction) .

В юридической литературе России в период судебно-правовой реформы 60-х годов XIX в. при определении понятия истины в уголовном судопроизводстве чаще использовали термин «правда» или «достоверность».

В частности Д. Тальберг отмечал, что материальной правдой, достижение которой должен служить конечной цели всех судебных действий в уголовном юстиции, необходимо понимать такое решение о фактах и виновности, которые полностью отвечали бы реальным конкретным отношениям данного случая, то есть тому, что действительно произошло и на самом деле.

Известный процессуалист того времени Л. Владимиров считал, что восстановить обстоятельства прошлой индивидуальной события возможно только с помощью уголовно-судебной достоверности, которая, по его мнению, таким совпадением вероятностей, вытекающие из представленных на суд доказательств, способных привести судью к внутреннему убеждению в том, что прошлая событие, составляет предмет исследования, имела место в действительности. Он вводит термин «фактическая достоверность» с целью отмежевания ее от достоверности, основанной на математической аксиоме.

Понятие фактической достоверности Л. Владимиров позаимствовал из английского уголовного процесса. Однако в последнем она называется практической достоверностью, и признается, как вероятность, что приближается к достоверности не иначе, как через накопление вероятностей.

Некоторые теоретики того времени, например, И. Михайловский, считали, что задачей уголовного суда должно быть стремление к установки не безусловной, материальной истины, а стремление к истине юридической. Под юридической истиной он понимал то, что суд обязан оценить представленные сторонами данные и на их основании дать ответ на поставленный ему вопрос.

В период господства советского типа уголовного процесса в советской юридической литературе долгое время принцип и понятия истины в уголовном судопроизводстве не признавались. Категория истины была провозглашена конструкцией буржуазного уголовного процесса. Однако под давлением здравого смысла возврата этого понятия в теорию советского уголовного процесса все же произошло в 40-х годах XX века, хотя и в искаженном виде.

В этот период в юридической литературе для обозначения данной категории пользуются термином «материальная истина», хотя в дальнейшем наблюдается тенденция к его вытеснению термином «объективная истина».

В частности, М. Строгович под материальной истиной в уголовном процессе понимает полное соответствие выводов следствия и суда объективным фактам действительности. Принцип материальной истины заключается в соблюдении требования, чтобы установленные следствием и судом факты соответствовали действительности, чтобы выводы следствия и суда из обстоятельств рассматриваемого дела, были истинными.