Управление Ростехнадзора по Калужской области

Суверенитет власти государственной в свете признания приоритета общепризнанных норм и принципов международного права

Правотворчество и обеспечения выполнения правовых норм является средством реализации государственного суверенитета. Одновременно государственная власть должна быть определена законом и связана нормами закона, к тому же, обладая суверенитетом, государственная власть и действительно самостоятельно устанавливает в правовых нормах пределы своего вмешательства в жизнь общества и личности.Но важно помнить, что государственный суверенитет зиждется на суверенитете народа, а это значит, что именно народ определяет главные принципы, на которых будет основываться деятельность государственной власти и которые остаются неизменными без его волеизъявления.

Считается, что в правовом государстве право является господствующей силой, в том числе и над государством. Однако, по словам профессора В.Г. Сокуренко "важным условием правового государства является не только господство права, но и его зависимость от морали народа, регулятивная единство с ее требованиями" [11, с. 21].

Итак, суверенная государственная власть функционирует в рамках требований верховенства права, прежде всего означает связанность государственной власти правом. Именно верховенство права является одним из главных признаков правового государства, в которой действуют исключительно правовые принципы организации и функционирования государственной власти, господствует не лицо или группа лиц, не воля, а правовой закон.

Стоит вспомнить, что еще в начале ХХ в. Украинские юрист Б.А. Кистяковский писал: "В современном правовом государстве господствуют не лица, а общие правила или правовые нормы" [4, с. 119].

Польский теоретик М. Боруцкий-Арктова отмечает, что ограничения правового регулирования заложены в нормах, которые стоят над законодателем (или независимы от него), безусловно его связывают и неизменны. Указанные пределы вмешательства государства в сферу свободы личности определяются не только ценностными (аксиологическим) основами правовых норм, но и нормативными системами. В частности, самоограничения деятельности государственной власти вытекают из норм конституции и международного права [17, с. 49-54].

Принадлежит согласиться с исследователями, которые считают, что государственный суверенитет, который не может быть абсолютным, ограничен суверенитетом народа - именно ему и принадлежит право определять экономическую, политическую, социальную и правовую системы страны. Вместе народ, делегировав часть полномочий (или даже весь объем полномочий), не теряет суверенитета.

Суверенная государственная власть реализуется с соблюдением принципиальных положений о том, что: 1) государственная власть действует в пределах определенных законом полномочий, 2) органы государственной власти функционируют в целях обеспечения прав, свобод и интересов человека, 3) суверенитет народа как основа суверенитета государственной власти устанавливает пределы реализации суверенитета государственной власти, 4) внешнеполитическая деятельность государства осуществляется на основе общепризнанных принципов и норм международного права, представляется возможным выделить перечисленные выше ценности в отдельную подгруппу учредительных ограничений. Они входят в состав нормативных ограничений, так как закреплены соответствующими нормами законодательства и касаются непосредственного носителя государственной власти.

Существует также группа организационных ограничений, которые разделяют на: организационно-функциональные и организационно-структурные. В первом случае речь идет о распределении единой государственной власти по горизонтали на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную- во втором - по вертикали между государственными и местными органами власти. Обе подгруппы организационных ограничений, которые означают соблюдение требований о деконцентрацию и децентрализации государственной власти, имеют целью не допустить произвола и узурпации государственной власти, обеспечить эффективность ее реализации.

Кроме ограничений во внутренней сфере, разумеется, существуют ограничения и во внешней сфере деятельности государственной власти.