Управление Ростехнадзора по Калужской области

Понятие и современное состояние института взаимной правовой помощи по уголовным делам

Институт правовой помощи

Транснациональная организованная преступность сегодня является не столько национальной, сколько международной проблемой. Совершение преступлений, затрагивающих интересы многих государств, а также наличие «иностранного элемента» существенно затрудняет расследование таких дел.

Трудности могут возникнуть, например, при собирании доказательств на территории иностранного государства (в том числе путем производства следственных действий). Следственные действия компетентных органов государства ограничены его территорией, тогда как для нормального расследования и рассмотрения уголовных дел с иностранным элементом необходимо проведение процессуально-следственных действий на территории другого государства. Поэтому главной проблемой уголовных дел с иностранным элементом является проблема юрисдикций, точнее конфликта (коллизии) юрисдикций и экстра территориальный действия иностранного уголовно-процессуального права в сфере национальной юрисдикции.

Важно оценить действительное положение как международной, так и национальной юридической системы в области оказания взаимной правовой помощи в уголовных делах для того, чтобы, учитывая опыт других государств, накопленный в данных вопросах, создать новые положения и улучшить применение уже существующих.

В этой связи определяющее значение имеет четкое уяснение понятия взаимной правовой помощи в уголовных делах, тем более что до сих пор ни в науке, ни в законодательстве, ни в практике его применения не сложилось единого понимания содержания международного взаимодействия государств в области борьбы с преступностью.

В последнее время стали появляться работы, посвященные теории важным и практически актуальным вопросам института взаимной правовой помощи по уголовным делам (А. Воевода, В. Волжанина, В. Мизинчик, Н. Пашковский). Несмотря на фундаментальные разработки отдельных вопросов международного сотрудничества в сфере уголовного процесса, существующие подходы в определении правовой помощи и ее сферы разные и не всегда учитывают те изменения, произошедшие в понимании и толковании сущности понятия «взаимная правовая помощь по уголовным делам».

Суть разногласий по рассматриваемому вопросу такова: осуществление которых процессуальных (следственных), оперативно-розыскных действий охватывается этим понятием. Например, к правовой помощи одни авторы относят проведение процессуально-следственных действий (выполнение отдельных поручений, вручение документов, обмен информацией и др.), выдачу, осуществления уголовного преследования, передаче лиц, осужденных иностранными судами, в страну своего гражданства, передачу предметов, другие на осуществление по запросам других государств следственных и оперативно-розыскных действий, за исключением выдачи, третьи - разграничивают собственно правовую помощь, выдачу и сотрудничество в сфере оперативно-розыскной деятельности. То, что же все-таки образует содержание института взаимной правовой помощи в уголовных делах? Что же является неотъемлемой характеристикой, определяющим критерием последней?

По мнению В. Милинчук, неотъемлемой характеристикой правовой помощи, что отличает ее от других форм сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, является частичная передача запрашивающим государством компетенции в собственной уголовному делу другому государству. Именно полномочия по получению доказательств, выполнение процессуальных действий и осуществления оперативно-розыскных мероприятий передаются при взаимной правовой помощи по уголовным делам компетентным органом одного государства органу другого государства. Передача компетенции находит свое выражение в разрешении государством возможности сбора доказательств в собственной уголовному делу Иностранными компетентными органами, а также в признании доказательств, полученных на основании иностранного уголовно-процессуального законодательства, допустимыми и такими, которые отвечают требованиям национального законодательства запрашивающей государства.