Управление Ростехнадзора по Калужской области

Феномен государственного органа (органа государства) или органа государственной власти: теоретико-правовой и конституционный аспекты. Часть вторая

Феномен органа государственной власти

Орган представляет государство, но не как отдельное лицо в праве и только в пределах своей компетенции. Именно компетенция, по Г. Еллинека, является стержневой и качественной характеристикой государственного органа, который не имеет никаких субъективных прав. На практике возможны коллизии (конфликты) компетенций и споров различных государственных органов. Такие споры могут решаться в форме судебного процесса. Однако от этого соответствующие государственные органы не приобретают природы отдельных от государства лиц (субъектов) в праве. Споры между ними - это споры в «среде представителей одного и того же субъекта права» - государства, споры не о правах, а о компетенции. Иными словами, это всегда споры об объективном, а не субъективном праве. Очевидно, что именно такой характер имеют фактически компетенционные споры, которые рассматриваются Конституционным Судом Украины.

Г. Еллинек прежде определял непосредственные органы (т. е. высшие органы государства), статус которых установлен Конституцией. Такие органы могли быть как единолично (монарх), так и коллегиальными. Среди непосредственных, он выделял креативные органы, или те, которые назначают. Эти органы, действуя на основе установленной конституцией компетенции, уполномоченные формировать состав других, включая непосредственных органов. Отличия я видел Г. Еллинек между первичными и вторичными органами: вторичный орган является органом относительно первичного («орган органа») и представляет его. Предлагались также классификации органов на самостоятельные и несамостоятельные, на нормальные и чрезвычайные и некоторые другие.

Предложенная Г. Еллинек классификация (классификации) органов основывалась на современных ему государственной практике и достижениях юридической теории. Однако по ее критериям можно характеризовать государственный механизм Украины. Так, непосредственными государственными органами являются Верховная Рада Украины, Президент Украины, Кабинет Министров Украины и Конституционный Суд Украины. Единоличным государственным органом является Президент Украины. Креативные функции выполняют Верховная Рада Украины, Президент Украины и, в меньшей степени, Кабинет Министров Украины. Вторичными органами являются комитеты Верховной Рады Украины, временных следственных комиссиях и временных специальных комиссиях Верховной Рады Украины, правительственные комитеты и т. д. Несамостоятельными органами являются консультативные, совещательные и другие вспомогательные органы, создаваемые Президентом Украины для осуществления своих полномочий в соответствии с п. 28 части первой ст. 106 Конституции Украины.

Теоретические достижения немецкой юридической школы в области проблематики государственных органов были восприняты так называемыми дореволюционными учеными. В частности, А. А. Жилин, который некоторое время работал профессором Киевского университета, отмечал, что государственный орган - это, по сути, «технический термин для обозначения определенных отношений в государственном союзе, создаваемых существующим в этом союзе правопорядком». По его мнению, государственные органы призваны действовать от имени государства, выражая его волю. Ф. Ф. Кокошкин предостерегал, что «органом государства можно назвать только тот, который совершает определенные юридические акты, которые считаются проявлением воли государства в праве, или, как минимум, участвуют в совершении таких актов». Названы и другие авторы исходили из своеобразной интегральности понятий государства и государственного органа, с тождественности их общего смысла.

В советское время, найдя развитие и оформление в рамках общей теории государства и права, государственного управления и советского строительства, проблематика государственных органов была сферой интересов многих исследователей. Находясь на позициях «классового анализа» государства и одновременно позаимствовав определенные достижения старой доктрины относительно понятия и сущности государственных органов, они сформулировали ряд теоретических положений, содержание которых в значительной степени остается актуальным. В частности, было констатировано, что не каждый государственный институт (элемент государственного механизма, или аппарата) является государственным органом, и определено понятие органа.

Вместе с тем в советское время понятие государственного органа (органа государства), что было тогда широко принято, в определенной степени противопоставлялось понятию органа государственной власти. По тогдашней политико-правовой теорией государственный механизм рассматривался как система различных органов государства - прежде всего органов государственной власти, а также органов государственного управления, судебных органов и органов прокуратуры. И только ради всех уровней считались собственно органами государственной власти. Как отмечалось в литературе, «понятие« орган государственной власти »родилось в нашей стране в связи с необходимостью закрепить верховенство Советов как главной государственной формы народовластия». Однако вследствие общественно-политического и государственно-правового развития еще при соответствующих времен приведена характеристика государственного механизма была изменена, и все государственные органы постепенно начали признавать органами государственной власти.

Поэтому термин «орган государственной власти» вошел в инструментария отечественной юридической теории и практики отягощенным определенными трениями. К таким недоразумениям отнесены и те, которые возникают в связи с восприятием идей Ш. Монтескье о разделении властей (или по принятой у нас терминологии - разделение властей). В частности, в обиход вошли формулировки «ветвь власти» и производные от него, причиной чего является неудачный двойной перевод применяемого Ш. Монтескье словосочетание «separation des pouvoirs. Один из переводов этого словосочетания на русском - «разветвление властей». Однако по-украински оно должно быть переведено как «разветвления властей». Поэтому, вероятно, «ветви власти», а не «ветвь власти».