Управление Ростехнадзора по Калужской области

К вопросу о границах государственной власти (критические заметки). Часть вторая

Вопрос о границах государственной власти

Продолжая рассмотрение этого вопроса, вряд ли можно согласиться с однозначным выводом о том, что "субъективистские понимание границ государственной власти является более адекватным, чем объективистские ». Возможен аргумент, что определение границ влияния государства реально производится через правовые нормы, а последние являются продуктом волевых действий людей, не может служить основанием для субъективного подхода в оценке деятельности государства. Волевые действия государства всегда имеют цель, они отражают вполне реальные экономические или политические интересы людей и в этом смысле носят не субъективный, а объективный характер.

Необходимо подчеркнуть, что объективные процессы общественной жизни необходимо обязательно учитывать, когда речь идет о содержательной характеристике тех институтов (органов) государства, через которые она участвует в экономической жизни общества. Без этого анализ предоставленных этим институтам полномочий и обязанностей не носить содержательного характера, следовательно не может быть научно обоснованным критерием определения границ государственного вмешательства.

Исследуя роль объективных и субъективных факторов в определении границ государственного вмешательства, авторы работы критикуют ученых юристов (и не только их) за отсутствие в них социальной смелости и отваги. Для них, указано в монографии «скорее присуще раболепие и услужливость перед экономически и социально господствующими институтами ». Столь категорична, односторонняя и предвзятая оценка экономических и правовых исследований прошлых времен и современности вызывает возражения и, на наш взгляд, отнюдь не усиливает позицию авторов по решению поставленной ими проблемы.

Поскольку в работе отмечается, что границы государственного вмешательства наиболее целесообразно определять через функции и полномочия соответствующих государственных органов и преимущественно путем принятия правовых норм, то, очевидно, здесь нельзя обойтись, как это правильно делают авторы, оценке тех научных положений, сформулированных государственно-правовой теорией.

Напомним, что государственно-правовые теории трактуются в работе как субъективные факторы учитывая, что они отражают разные общефилософские взгляды, которые исповедуют ученые соответствующих школ и концепций.

Как можно понять из текста труда, такие философские и мировоззренческие взгляды далеко не всегда опираются на те или иные объективные факторы. Поэтому делается вывод, что определение границ государственного вмешательства на основании философских и теоретических учений, в том числе о государстве и праве, есть не что более субъективное видение решения проблемы.

К субъективным факторам, как ни странно, авторы монографии относят и законодательство на том, в частности, основании, что оно носит волевой характер, является выражением субъективных интересов, стремлений и взглядов соответствующих социальных субъектов. Интересно, что строкой ниже данное заключение отрицается и утверждается, что нормы законодательства скорее должны характеризоваться как объективные факторы.

Такая непоследовательность кажется не случайной. Бросается в глаза стремление авторов при научном поиске не давать преимущество объективным закономерностям социально-экономического характера, или, как иногда выражаются сами авторы, - состояния реального бытия общества.

Преимущественно идеалистический подход к решению поставленной проблемы нередко ведет к крайностям, так, действительно, как можно считать научной точки зрения, согласно которой, например, государственно-правовая теория, о чем говорилось выше, лишена объективных общественно-экономических факторов и лишь отражает субъективное видение общественных явлений.

Справедливости ради нужно сказать, что на отдельных страницах труда все же делается попытка посмотреть на пути решения поставленной задачи не только с субъективных позиций. Нельзя не поддержать авторов, которые на этот раз справедливо пишут, что субъективные факторы во многом зависят и определяются «объективными моментами бытия общества (теми же социально-экономическими закономерностями, если допустить их существование) ».

Оговорка «если допустить их существование» во многом объясняет основную линию научного поиска определения границ государственного вмешательства. Нам представляется, если не отрываться от реальной жизни, что любые сомнения относительно существования в обществе объективных процессов его развития расходятся с доминирующими в обществоведении выводами и является лишь данью современным взглядам отдельных ученых.

Как уже отмечалось, на страницах труда при выяснении объективных и субъективных факторов деятельности государства есть много непоследовательностей, отрицательно влияющих на более-менее четкую определенность самого подхода к решению поставленной в монографии проблемы. В противовес сказанному выше на отдельных страницах читаем, что «субъективные факторы не носят нейтрального характера в соответствии с объективных факторов, они также влияют на последние, но это влияние не может изменить самого содержания, направленности и места объективных факторов в процессе формирования границ государственного вмешательства ».

На этот раз в точном соответствии с доминирующими теперь взглядами на государство и право, наличие объективных процессов в развитии общества уже не отрицается, более того, раскрыты взаимодействие и взаимосвязь между объективным и субъективным. По нашему убеждению, именно такое понимание общественных процессов, которые в конечном счете определяют основную линию развития государства и права, можно назвать тем методологическим направлением, придерживаясь которого поиски пределов вмешательства государства были бы успешными отношении различных стран и в неодинаковых исторических условиях.