Управление Ростехнадзора по Калужской области

Мельничук О., Концепция всемирного наследия человечества: культурное и природное наследие. Часть третья

Концепция всемирного наследия человечества

Синонимом термина «общее наследие» в правовом смысле термин «всемирное наследие» (с английского - world heritage, который используется в Конвенции 1972 г. Культурная и природное наследие признается в преамбуле документа частью всемирного наследия и составной общего наследия. В подтверждение этого говорит и варианты перевода термина «world heritage» в вышеупомянутой Конвенции. В частности, термин «world heritage» в преамбуле документа переводится и как «общее наследие», и как «всемирное наследие». То есть, эти термины используются в украинском варианте перевода текста этого международного документа взаимозаменяемы, справка перевод для этого не нужна.

Нормы Конвенции 1972 г. предусматривают, помимо прочих, обязательства всех государств «не прибегать к любым преднамеренных действий, которые могли бы нанести прямо или косвенно ущерб всемирной наследии» (п. З. ст. 6) и обязательства всего международного сообщества участвовать в охране природного и культурного наследия. Охрана всемирного наследия включает, согласно Конвенции 1972 p., создание системы международного сотрудничества и помощи в усилиях, направленных на сохранение и выявление этого наследия (ст. 7). Такие положения документа имеют сходство в некоторой степени с основными идеями концепции общего наследия по недопущению деградации общего наследия, относительно установления особого режима использования таких объектов.

Конечно, в силу своей особой природы объекты всемирного наследия имеют и особый правовой режим. Это касается, прежде всего, распространение национального суверенитета государства, на территории, которой находятся такие объекты, в отличие от «классических» объектов общего наследия, на которые не распространяется национальный суверенитет. Хотя, как считает А. Кисс, правовой режим всех объектов общего наследия со временем должен вступить единства и по сути дела, и по юридической технике. Итогом этого процесса, как предполагает автор, будет подведение общего наследия человечества под международно-правовое регулирование с определенными обязательствами государств и механизмами, которые будут контролировать их осуществление.

По моему мнению, всемирную наследство следует считать особой составляющей концепции общего наследия, учитывая такие обстоятельства.

1. Субъект всемирного наследия является двойным: с одной стороны им выступает государство, на территории которого расположен объект, а с другой - все человечество. Это означает, что в целом полномочия собственника принадлежащих государству (право владения, использования и распоряжения), но эти полномочия осуществляются в интересах всего человечества.

2. Объекты всемирного наследия юридически принадлежащих государству, на территории которой они расположены. В Конвенции 1972 г. подчеркивается, что государства-участники Конвенции полностью уважают суверенитет государств и не ограничивают прав, предусмотренных национальным законодательством в отношении указанного наследия.

3. Государство берет на себя обязательство обеспечивать как свои собственные интересы, так и интересы человечества относительно этого объекта (то есть способствует признанию, охране, сохранению, популяризации и передачи будущим поколениям культурного и природного наследия), а международное сообщество принимает участие в охране природной и культурного наследия, «предоставляя коллективного содействие». Деятельность заинтересованного государства дополняется «эффективной системой коллективной охраны». Причем нужно подчеркнуть, что, прежде всего, на государство возлагается обязанность по охране и сохранению такого наследия.

4. Система коллективной охраны состоит из Комитета всемирного наследия, Фонда всемирного наследия, создания Списков всемирного наследия, представление государствами периодических докладов о мерах, принятых ими для выполнения Конвенции. Причем Комитет всемирного наследия не является наднациональным органом, а определенные права, предусмотренные Конвенцией 1972 г. и Правилами процедуры, не составляют права собственности международного органа, поскольку этот орган осуществляет эти права не своей властью и не в своих собственных интересах, а в интересах всего человечества.