Управление Ростехнадзора по Калужской области

Свобода на выражение своих взглядов в практике Европейского суда. Часть третья

Свобода на выражение своих взглядов

Если проанализировать практику Европейского суда по правам человека при определении необходимости вмешательства со стороны государственных органов в право на свободу выражения, то можно увидеть, что существование «общественной необходимости» может быть как постоянным (например, избиратели имеют постоянный интерес к жизни того, кого они избрали в парламент страны, даже если это касается сфер его частной жизни, которые могут повлиять на выполнение им своих обязанностей народного избранника), так и ситуативным. Как ситуативную общественную потребность или общественный интерес можно привести решение по делу Фресс и Руар против Франции».

Журналисты - заявители в Европейский суд - были осуждены французским судом за то, что напечатали в своей статье информацию относительно руководителя концерна «Пежо» п. Каль-ве, которое по законодательству Франции является конфиденциальной, в частности, в статье были напечатаны выдержки из налоговой декларации п. Кальве, а также их ксерокопия. Осуждение журналистов могло бы быть признано Европейским судом соответствующим ограничениям, установленным в пункте 2 ст. 10 Конвенции, поскольку такое вмешательство было предусмотрено в законе Франции, было оправданным законными целями и могло бы быть признано необходимым в демократическом обществе. Но при принятии решения Европейский суд принял во внимание общественный контекст, в частности то, что в то время, когда появилась статья журналистов, во Франции проходили многочисленные манифестации работников концерна «Пежо», которые требовали повышения заработной платы. В этой связи вопросы заработной платы руководителя концерна составил общественный интерес, поэтому вмешательство со стороны государственных органов в право журналистов обнародовать даже конфиденциальную информацию о Кальве было признано не является необходимым в демократическом обществе.

Но для того, чтобы не перечислять все случаи, когда вмешательство в рассматриваемое право было признано не соответствующим «насущной необходимости», позволю воспользоваться идеей своего коллеги, Ю. Зайцева, который предложил схему, где наглядно представлена позиция Европейского суда с точки зрения пределов вмешательства государства в свободу выражения:

Белым цветом определены границы права на свободу выражения, серым - границы вмешательства государственных органов в это право. При этом необходимо обратить внимание на то, что политические деятели, равно как и публичные лица, достаточно широко открыты для средств массовой информации, но эта открытость не является абсолютной. Так, например, политический деятель имеет право, гарантированное ст. 8 Конвенции, - право на уважение своей частной и семейной жизни, но лишь до тех пор, пока не будет установлен факт частного или семейной жизни, который может повредить выполнению им своих обязанностей, что уже представляет общественный интерес.

Необходимо обратить внимание на то, что к схеме внесены также и ситуативные публичные лица, но их открытость значительно меньше по сравнению с открытостью, например, политических деятелей. В этой связи целесообразно обратиться к делу «Таммер против Эстонии». Заявителя, эстонского журналиста, были осуждены за оскорбительные высказывания в отношении госпожи Лаанару, некогда занимала должность в правительстве. Анализируя обстоятельства дела с точки зрения существования неотложной социальной потребности, суд пришел к выводу: «Несмотря на ее (госпожа Лаанару - Авт.) Постоянное привлечение к деятельности политической партии, Суд не считает, что использование обжалуемых сроков относительно частной жизни госпожи Лаанару было оправдано соображениям общественного интереса или важности для широкой общественности, особенно когда не было доказано то, что ее частная жизнь была среди факторов, оказавших влияние на состояние общества в апреле 1996 года (время появления публикации - Авт.) Таким образом, замечания заявителя вряд ли могут считаться служат общественному интересу ». Учитывая такую позицию суда, можно утверждать, что открытость для критики зависит от того, насколько человек был привлечен к общественной жизни в конкретный период, а также насколько некоторые подробности ее частной или семейной жизни повлияли на состояние общества.

Кроме того, возвращаясь к приведенной выше схемы, необходимо обратить внимание на то, что границы вмешательства государства в право на свободу выражения значительно большие в случаях, когда речь идет о вопросах морали или религии.

Завершая анализ гарантированного ст. 10 Конвенции о защите прав и основных свобод права на свободу выражения мнения, я позволю себе вернуться к эпиграфу, которым было начатую статью. Правовые гарантии свободы слова в Украине на сегодняшний день существуют, но возникает вопрос их цивилизованного использования. И перефразируя высказывание Тадеуша Катарбинського, можно сказать: «Если имеешь свободу, то за нее надо бороться законными методами». И зависеть это в первую очередь от основных носителей права на свободу выражения взглядов - представителей средств массовой информации.