Управление Ростехнадзора по Калужской области

Уголовно-правовая ответственность за нарушение законодательства в области свободы вероисповедания в государствах постсоветского пространства

Cвобода вероисповедания

Защита основных прав и свобод человека и гражданина является первостепенной задачей каждого демократического и социального государства. Именно на это подчеркивает и ст. Из Конституции Украины: «Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства ». И едва ли не самым важным при этом является исследование уголовно-правовой защиты прав человека, в том числе и права на свободу вероисповедания.

Вопросам уголовно-правовой ответственности за нарушение законодательства в сфере свободы вероисповедания посвящали свои исследования такие ученые, как Г. Ташакбаров, А. Алексеевський, М. Палий и др., однако, они концентрировали внимание или на очень узких проблемах (см., напр., Р. Ташакбаров). Уголовная ответственность за посягательства на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов- Палий М. Криминологическая оценка законодательства Украины о свободе совести) или же вообще охватывали вопросы свободы вероисповедания, не исследуя отдельно положения уголовно-правовой сферы (см., например, Алексеевский А. Религиозная безопасность России: термины и определения). Глобальное же исследование нормативно-правовой базы в этой сфере, особенно в отношении государств постсоветского пространства, вообще отсутствует. Именно поэтому представляется важным анализ нормативно-правовой базы тех государств, возникших на территории бывшего СССР, пример которых является наиболее характерным и значимым.

Традиционным для государств постсоветского пространства является установление уголовной ответственности за нарушение равноправия граждан, в том числе и по признаку отношения к религии. Такие статьи содержатся в УК Грузии, УК Российской Федерации, УК Кыргызской Республики, УК Республики Узбекистан, УК Республики Беларусь и т. д. Все они в той или иной степени закрепляют уголовную ответственность за «нарушение равноправия людей в зависимости от их отношения к религии, вероисповедания (ст. 142 УК Грузии 1999 p.), «нарушение равноправия людей в зависимости от их отношения к религии, убеждений »(ст. 136 УК Российской Федерации 1996 p.), « прямое или косвенное нарушение или ограничение прав, или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их религии »(ст. 141 УК Республики Узбекистан 1997 p.), «прямое или косвенное нарушение или ограничение прав и свобод или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их отношения к религии, убеждений» (ст. 190 УК Республики Беларусь 1999 p.), «прямое или косвенное нарушение или ограничение прав и свобод человека и гражданина в зависимости от религиозных или других убеждений »(ст. 134 УК Кыргызской Республики 1997 p.), либо за« прямое или косвенное нарушение или ограничение прав и свобод человека и гражданина в зависимости от отношения к религии, убеждений »(ст. 145 УК Туркменистана 1997 г., ст. 143 УК Республики Таджикистан 2001 УК Латвийской Республики вообще выделяет такого рода деяния в отдельную статью« Нарушение равноправия лиц в зависимости от их отношения к религии », согласно нее, преступлением является «прямое или косвенное ограничение прав лиц, создание каких-то преимуществ для лиц в связи с их отношением к религии, за исключением деятельности в учреждениях религиозных конфессий, а также оскорбление религиозных чувств лиц или разжигание вражды в связи с их отношением к религии или атеизма »(ст. 150 УК Латвийской Республики 1998 p.).

В то же время большинство кодексов не ограничивается лишь очерченными выше положениями, криминализуемы и другие деяния в сфере свободы вероисповедания. Так, традиционным является признание преступлением незаконного препятствования осуществлению религиозных обрядов. Несмотря на фактически полную идентичность названий статей, последние часто определяют в значительной мере расходятся общественные отношения. Так, ст. 151 УК Латвийской Республики признает преступлением "умышленное воспрепятствование осуществлению религиозных обрядов, если они не нарушают закон и не связанные с посягательством на права человека». Статья 138 УК Эстонской Республики 1992 г. устанавливает, что преступлением является «воспрепятствование осуществлению религиозных обрядов, если они не нарушают общественный порядок и не причиняют вреда здоровью и нравственности». Уже из приведенных выше положений можно проследить определенные отличия, например, различие в требованиях к форме вины, а также в непосредственном объекте преступного посягательства (в первом случае - нарушение закона, во втором - нарушение общественного порядка). Далее идет в. 155 УК Грузии, которая под идентичным названием криминализирует «незаконное препятствование отправлению культа или совершения иных религиозных обрядов или обычаев с применением насилия или с угрозой насилия, или соединенное с оскорблением религиозных чувств верующих или священнослужителей».