Управление Ростехнадзора по Калужской области

Реализация народного волеизъявления, выраженного в решениях всеукраинских референдумов: отдельные проблемы. Часть вторая

Реализация волеизъявления

Среди зарубежных авторов интересной кажется мысль В. Комаровой, которая утверждает, что суть консультативного референдума заключается в том, что орган, уполномоченный принять решение по любому вопросу, советуется с электоратом относительно содержания своей деятельности. По ее мнению, это не значит, что вопрос, который выносится на референдум, во всех случаях исходит от государственного органа. Она считает, что инициатива проведения консультативного референдума может исходить также и от граждан. С этим утверждением вряд ли можно согласиться. Иными словами, народ инициирует референдум с целью посоветоваться сам с собой.

Кроме того, конституции многих современных демократических стран, в том числе и Украины, прямо закрепляют статус народа, как единственного источника власти в государстве. Именно поэтому, на мой взгляд, решение, принятое на референдуме по народной инициативе нельзя считать имеющим консультативный характер. Это обусловливается тем, что решение вопросов, которые предлагается внести на референдум, имеет для граждан важное принципиальное значение, иначе, зачем его инициировать? К тому же процедура инициирования референдума является достаточно сложным процессом и Поддержка значительного количества граждан можно лишь в случае, когда вопрос действительно имеют важное значение. А учитывая то, что народ Украины является единственным источником власти в государстве, как это закреплено в ст. 5 Конституции Украины, результаты такого референдума, считаю, не могут иметь консультативный характер. Воля народа в данном случае будет общеобязательной.

Кроме этого, хотелось бы обратить особое внимание на правовые основы проведения в Украине консультативных референдумов. Как уже отмечалось, отождествление в Законе совещательного опроса и консультативного референдума является неудачным. Кажется невозможным совмещение в одном словосочетании таких понятий, как «референдум» и «совещательный опрос. Понятно, что законодатель перед принятием определенного закона хотел бы выяснить отношение граждан к нему. Но, назначив консультативный референдум на основании ст. 12 Закона, Верховная Рада сможет проигнорировать квалифицированным большинством (ч. 2 ст. 46 Закона) отношение народа к этому вопросу. Данная ситуация может вызвать непонимание со стороны граждан. Кроме того, референдум, даже консультативный, по своей природе предполагает принятие определенного решения со стороны народа. А опросу выясняется только отношение к определенному вопросу.

Другое дело, когда консультативная форма референдума находит свое закрепление в Основном законе. Например, ст. 1 Конституции Испании определяет испанский народ, как носителя национального суверенитета и источник государственной власти. Вместе с тем, ст. 92 этой же Конституции предусматривает, что особо важные политические решения могут быть вынесены на всенародный консультативный референдуме. Таким образом в Основном законе страны вместе с определением народа, как первичного субъекта государственной власти, предусмотрена возможность проведения консультативного референдума по инициативе органов государственной власти.

В Украине, в современных условиях, согласно Конституции, волеизъявления народа в форме референдума вообще не может иметь совещательный характер, поскольку перечень оснований для назначения всеукраинских референдумов Верховной Радой Украины и Президентом Украины является исчерпывающим и не предусматривает назначения этими субъектами консультативных референдумов. Верховная Рада назначает референдум относительно изменения территории Украины (ст. 85), а компетенцией Президента является назначение всеукраинского референдума относительно внесения изменений в разделы I, III и XII Конституции Украины (ст. 106).

Вместе с тем, невозможно отказаться от совещательных опросов и всенародных обсуждений, как от одной из форм непосредственной демократии.

По мнению С. Поленинои, для сохранения всенародных обсуждений законопроектов, вместе с референдумами следует исходить из того, что каждая из этих форм непосредственной демократии имеет свои плюсы и минусы, а соответственно, и на перспективу обе они должны сосуществовать в нашей политической жизни. Она считает, что всенародные обсуждения не конкурируют с референдумами, а дополняют их и, соответственно, сохраняют свое значение в условиях формирования правового государства.